Артур Янбеков, Республика Татарстан, город Казань

Увлекаюсь игрой на гитаре, шестой год занимаюсь в секции Айкидо (красный детский пояс). Обожаю читать произведения Бернара Вербера и Жуля Верна
Предисловие Автора 

Эта рукопись – воспоминания о давно свершившемся событии. Пишет её Король Единого Государства Земли – Замка Спасения. Не повторим ошибки, я надеюсь…


История Замка Спасения:
Книга I «Миграция и Основание»


Предисловие
«Не мне, так не кому!»

Гринвич дребезжал. В нём, как в «центре мира» решили провести выборы президента… не страны, а целой планеты! Претендентов на это столь важное место, после долгих отборов, осталось только трое. Русский олигарх Андрей Абрамович младший, французский учёный Франсуа де Бёр и английский политик Джон Дракстон. За всем этим пристально смотрели по телевизору люди. Некоторые даже приехали сюда поболеть за свою страну или просто посмотреть, как будет происходить это действо. Результаты подводили медленно… Сначала сказали, что Россия не выиграла… Помрачнел Андрей и вылетел из зала. Победил… Англичанин. Француз с криком: «Не мне, так не кому!» - нажал на какую-то кнопку и… Взрывная волна пошла по Земле. 

Часть первая. Миграция
Глава 1 Связь

«Алло! Алло! Если вы меня слышите, то замолчите и выслушайте меня!»
… о… А-а-а… А-а-а! Что такое?.. Что… Что случилось? А-а-а!!! Моя нога! Боже… Стоп! Стоп. Я что-то помню… Выборы, три претендента, Гринвич… Хм… Ага! Я всё вспомнил! Убил бы за такое Франсуа! Хотя, он, наверное, уже мёртв… Ну и хорошо, мне б с собой разобраться. Моё имя… Артур. Я работал… В своё удовольствие! Ха! Чувство юмора ещё при мне. Ну, так - я был писателем. Смотрел эти выборы по телевизору. А после взрыва оказался здесь, на открытом месте. А где дом? Разрушен. А я? Почему я не умер?
- Алло! Алло! Если вы меня слышите, то замолчите и выслушайте меня!
- Что или кто это? И откуда вы говорите?
- Я человек, выживший после взрыва, вы, я так понимаю, тоже. Говорю я вам из телефона. Вы случайно нажали на кнопку «принять вызов», когда я уже хотел кинуть трубку.
- Но как вы узнали мой номер?
- После взрыва телефоны зарядились радиацией и стали сверхчувствительными, сейчас это не важно! Телефон показывает все сигналы телефонов, как локатор и выдаёт их номера.
- Кем вы работали до взрыва?
- Лётчиком. А что?
-Прекрасно! Нам нужно обзвонить всех выживших… А как ваш телефон понимает, что абонент жив?
- О-о-о… Я об этом не думал и потом…
- А почему не может у каких-то выживших не оказаться телефона?
- Я не знаю! Спросите у телефона! Я просто звоню по номерам!
- Ну… Ладно. В общем, нам нужно обзвонить всех выживших и узнать их место положения. Потом вы заберёте всех их и отвезёте в…
- А где вы сам?
- В Венеции.
- Я отвезу их туда. Думаю, за эту идею вас сделают Королём нашей новой… республики?
- Нет. Нашего нового Замка Спасения!
-Что за тупое название?

Глава 3 Пять недель – много событий
«Собирать граждан Замка Спасения!»
Разговор меня и «Лётчика» продолжался.
- Ну что ж, тогда я полетел…
- Как? Вы сейчас разве не на развалинах своего дома?
- Я не смотрел эти выборы. Я был на дежурстве во время трансляции. Поэтому я сейчас на развалинах аэропорта. И здесь есть пара ещё летающих самолётов.
- До встречи! Кстати, кого вы заберёте первым?
- Думаю вас!
- Жду.
- Конец связи. Ой, понимаете привычка. До встречи.
- Ну, ладно, до встречи.
Я встал и прошёлся по кафелю.
- А откуда здесь кафель? О, это же моя ванна. А где душ? Он… что он делает в нескольких метрах от моего дома? Взрыв, похоже, действительно был сильным.
- Эй! Что это ты там бормочешь, Артур?
- Кто вы?
- Я тот самый лётчик. Я был в нескольких кварталах отсюда.
- Но…
- Не каких «но»! Нет времени. Нам уже пора лететь!
- Куда?
- Как куда? Собирать граждан Замка Спасения!

Глава 4 Жерар
«Эй, ты чего? Эй! Зачем!? Не надо ломать наш самолёт!!!»
Тишина. И только… Самолёт взлетел над пустынным городом, неся в себе выживших в ужасной катастрофе.
- Куда полетим сначала? – завёл разговор я.
- Выбирай, - сказал Лётчик и указал на дисплей телефона.
- Давай заедим…
- Залетим, - поправил меня Лётчик.
- Ну, залетим в Париж.
- А у нас есть «клиенты» в Париже? Это прекрасно! Давно хотел побывать там!
- Вы же Лётчик. Разве вы не летали в Париж по долгу службы?
- Летал, но не выходил из аэропорта. Даже из самолёта не выходил! Это бессмыслица! Мне не разрешают выходить даже из самолёта!
- Успокойся. Не нервничай…
- Летим в Париж! - Успокоил себя Лётчик.
Самолёт круто повернулся и унёсся в просторы небес. Почти через 40 минут самолёт приземлился в аэропорту Парижа.
- Теперь звони, Лётчик. Кстати, как тебя зовут?
- Нет, ты звони! Я не хочу. Меня зовут Рустэм.
- Алло. Послушайте, мы уцелели после взрыва и прилетели сюда на самолётё, чтобы спасти вас. Подходите к аэропорту. Мы вас встретим.
- Ну, как?
- Он положил трубку. Наверное, идёт.
В течение десяти минут я пристально рассматривал устройство самолёта, в котором оказался. Обнаружив кухню и багажный отсек, я вернулся в кабину пилота.
- Смотри! Он там. Эй, ты чего? Эй! Зачем!? Не надо ломать наш самолёт!!!
- Меня зовут Жерар. Я спортсмен. Вы или отдаете мне свой самолёт, а сами остаётесь здесь, террористы, или…
- Мы не террористы! – крикнул я - Мы пришли с миром, и хотели вас увезти. Все выжившие люди смогут жить в одном месте, в Венеции!
- Да? Ну, ладно… Но одна выходка, и вы уйдёте из группы «выжившие». Полетели!
Трое забрались в самолёт и полетели за ещё одним выжившим, в Каир.

Глава 5 Иенофис Марри и курица
«А вы не хотите курицы?»
Я думаю, на этот раз надо звонить в полёте! – гневно сказал Рустэм, посмотрев на Жерара, а потом на дымящую турбину позади него.
- Я звоню, - сказал я – Почему он не берёт трубку? Ну… Ну же… Алло!
- Чего вы орёте?!
- М… Привет, мы выжили после взрыва и прилетели сюда на самолётё, чтобы спасти тебя. Иди к аэропорту. Я тебя встречу. Уф! Выговорил…
- А вы не хотите курицы?
- Что?! Какая курица?!
- Я величайший повар Каира – Иенофис и хотел бы, чтобы вы отведали моей фирменной курицы. Я понимаю сейчас не время, но…
- Иенофис Марри? Троекратные победитель чемпионата мира по мастерству приготовления? Да, конечно, несите вашу курицу! Мы будем очень рады!
- Что ты делаешь, какая курица? – вмешался Рустэм.
- Отстань!
- Это вы мне?!
- Нет, нет. Я своему другу.
- Ладно, ждите меня, я быстро!
- Хорошо… Хорошо… Ждём.
- Кто это был? – опять вмешался Рустэм.
- Это Иенофис Марри – знаменитый повар!
- Вообще-то нам с Жераром не очень интересна кулинария.
- Он сейчас принесёт нам покушать…
- Что? – воскликнул Жерар – Покушать? Это очень кстати.
- Он принесет нам курицу, – продолжил Артур – а в Замке будет работать поваром. Вы представьте только: у нас в Замке поваром будет Иенофис Марри!
После ещё пятнадцати минут полёта и двадцати минут ожидания прибыл Иенофис, с курицей в одной руке и сумкой в другой.
- А вот и…
- Стой!!! – бешено выскочил Жерар.
- Спокойно! Спокойно. Это я – Иенофис Марри.
- Я очень рад вас видеть! – провозгласил я – Добро пожаловать на борт!
Все четверо отправились в кабину, где прекрасно пообедали и отправились в Россию.

Глава 6 Русские и посадка
«Если выживем…»
Я думаю самое время выяснить наши национальности, – нарушил послеобеденное молчание Иенофис – Я, как вы уже поняли, Египтянин.
- Я… - начал говорить Жерар - Ик! Ой… Я Француз! Во!..
- Вы наверное удивитесь, но я… Узбек, – нехотя вывалил Лётчик.
- Я думал, я в этом районе Венеции один иммигрант! Я из России, - «спел» я.
- А теперь объясните, почему мы все говорим на английском совершенно свободно? - докопался Иенофис.
- Мы с Артуром итальянцы… в Италии живём, Англия не далеко… И потом: английский – язык мира! – объяснился Лётчик. Я кивнул – подтвердил – А ты, Жерар? Как ты это объясняешь?
- Ну… - замялся Жерар – Меня ему учили с детства. Я ходил на курсы. Я даже хотел стать переводчиком. Ну а ты, Иенофис? Ты из Египта! Откуда у тебя знания английского?
- В нашем Египте английский это второй… я даже думаю местами первый государственный язык.
- Там… Ложись!!! – заорал Лётчик.
Ещё один самолёт на бешенной, даже для самолёта, скорости летел прямо на наш самолёт.
- Что за идиоты там сидят!
А мой взгляд упал на особу, находившуюся в кабине другого самолёта. Я влюбился. А Иенофис, которому, обо всех событиях до его появления в самолёте я подробно рассказал, даже обрадовался. Эти люди явно те самые выжившие их теперь не придется искать.
- Если выживем… - подумал Иенофис.
Лётчик резко повернул направо, чужой самолёт налево. Лётчик не успел увернуться и влетел хвостом в одну из турбин самолёта русских. Лётчик заорал в рацию: «На посадку!» С самолёта донеслась удивленная русская речь. Тогда к рации подбежал я и на русском объяснил пассажирам того самолёта, что надо садиться. Оба самолёта устремились вниз, к земле.
К концу дня мы познакомились и помирились. На самолёте оказались Светлана и её дети. Я, кажется, влюбился…
Ко мне подошёл Иенофис, только что закончивший ремонт турбины.
- Пора на корабль, есть сигнал с Кипра.
- Вся на борт! – скомандовал я – Мы летим на Кипр!

Глава 8 Кипр
«Мне всё равно, кто умер, кто нет, я на десятки километров здесь одна живу!»
Перелёт предстоял неблизкий, но чем его занять все понимали. Несмотря на все конфликты примерно за час был достигнут «консенсус». Лётчик рассказывал двум любопытным маленьким братьям о своих приключениях. Ещё двое братьев, по старше, сидели напротив Жерара и расспрашивали его про бои. Самый старший брат и Светлана доедали курицу, приготовленную Иенофисом. Я допытывался у телефона более точное месторасположение сигнала.
- Ну что, нашёл? – теребил меня Лётчик – Мне надо знать, куда мы летим!
- Ещё нет. Это, похоже, какая-то деревня. Телефон показывает, что сигнал находится за пределами всех населённых пунктов на Кипре. Но… Ах ты! На Кипре только один аэропорт! Какая тебе разница, где сейчас сам сигнал? Что, решил приколоться?!
- Мы приземлились в Ларнакском международном аэропорту! Звони, Артур.
- У! Лётчик… Алло! Подходите к аэропорту, мы прилетели вас отсюда забрать. Мы хотим отвезти всех выживших в Венецию…
- Мне всё равно, кто умер, кто нет, я на десятки километров здесь одна живу! – раздался звонкий женский голос из трубки – Зачем мне спасаться, если я и до и после катастрофы живу одна?
- Но… Как?.. Алло! Алло! Трубку положила…
- Будем ждать… Главное, что у нас есть еда, - высказал своё мнение Иенофис.
- Разве есть? – спросила Светлана, смотря на кости курицы, только что ею съеденной. <…>
Через несколько часов начало темнеть. Все съели по два-три фрукта, что бы утолить голод по поводу отсутствия ужина.
-Значит, завтра идём за этой особой, да? – громко казал Жерар, обсудив это с Иенофисом и мной, доедая апельсин.
Половина парней сонно крикнула «да», половина уже заснула, а Светлана, тихо пробравшись ко мне на «кровать из кресел», спросила:
-А это не опасно, Артур?
-Нет, - сказал я, обняв её.
Все заснули, а я продолжал думать – правду ли я сказал.

Глава 10 Путь к Киприотке
«Машиаы рванулась вперёд четыре раза, подпрыгнула, немного подавая вперёд, и заглохла».
К радости Иенофиса, экономного в продуктах, утром захотели кушать только я, Жерар и Денис. Съев три яблока, кстати, люблю яблоки, я начал собираться в дорогу. В контейнеры от еды, имевшиеся в самолёте я засунул несколько десятков фруктов на случай обеда и ужина. Далее были собраны фонарик, ружье и бинокль. Всё это взяли с собой мои соотечественники, выезжая из дома. Я, Жерар, Иенофис и Рустэм вышли из самолёта и отправились в сторону выхода из аэропорта. Молча и, чтобы не сглазить, не прощаясь. Остальные остались в самолёте. Светлана и Илья кинулись читать, мама – Конан Дойля «Приключения Шерлока Холмса», сын – Мифы Древней Греции в авторстве Куна (не помню инициалов). Андре бегал на кухне, мешаю Михаилу и Денису, которые пытались сыграть в шахматы.
Рядом с аэропортом мы нашли потрёпанный, но довольно хороший Форд. Не помню модели, почти УАЗик, очень похож. Мы залезли в него, а за руль машинально сел Лётчик. Он поставил ручник, третью скорость, покрутил что-то в радио и потянул на себя руль. Опомнившись, он завёл машину, нажал сцепление, перевёл машину на вторую скорость (чужая можно не осторожничать) и, не сняв с ручника, неуклюже вдавил педаль газа в пол, ещё держа сцепление. Машина встряхнулась и три раза попыталась тыркнуться. Жерар, севший на переднее сидение, снял, ради прикола, ручник. Если бы он знал… Машина рванулась вперёд, четыре раза подпрыгнула, немного подавая вперёд, и заглохла. Жерар, уткнувшись взглядом в руль, молчал. Я встал, вышел из машины и высунул от туда Рустэма, засунув его на мое место. К моему возвращению, Жерар переполз через ручник, и сел на место водителя.
-Садись! – сказал он, ткнув на место пассажира. Я обошёл машину и сел на него. Жерар, хоть и со второго раза, завёл машину и почти безупречно тронулся. За полминуты перейдя с первой на четвёртую, он гнал по магистрали. Сзади Иенофис, отошедший от прыганья нашего узбека, сообщил о повороте на право, которого не было в виде дороги. Но зато указатель, указывая в сторону, где медленно пикал сигнал на дисплее телефона, сообщал, что «Там живёт уже двадцать четыре года совсем одна героиня Кипра – Вероника Кингсли».
-Хэ! – выкорчив чудно рожу воскликнул Рустэм и опять ушёл в свои мысли.
-Отсюда идём пешком, - закончил мысль Лётчика я. Жерар выпрыгнул из машины и открыл дверь Иенофису. Лётчик сполз с сидения и беспричастный к чему либо, сел на капот. Я вылез из машины, взял рюкзак и воодушевил Рустэма к пути пинком.
Мы перелезли через забор и отправились к знаменитой Киприотке Веронике Кинглси.

Глава 11 Анализ личностей и путь через каньон
«Для кого там есть мост. Что совсем развалился?»
Небольшая тропинка всё же вела куда-то вглубь леса, и именно туда, куда показывал телефон. К Кингсли иногда захаживают.
Дорога прошла без приключений, поэтому я успел проанализировать всех своих друзей.
Жерар – не одарённый особым умом спортсмен, с хорошим аппетитом, обладающий навыком быстрого вождения. Типично. Рустэм – довольно развязанный, но, когда нужно, серьёзный лётчик, причём, профессионал. Совершенно не умеет водить машину. И, наконец, Иенофис Марри. Как он добился таких успехов в Египте – я не понимаю. Но он уже четыре, если не пять лет был у меня на слуху. Я успел полюбить его и очень рад был встрече. Но теперь мне открываются и его отрицательный качества. Например, он дотошно экономен в отношении продуктов.
-Впереди обрыв, а следы ведут к полуразрушенному мосту, - заметил ещё из далека Иенофис. Значит дальнозоркий.
-Он настолько «полуразрушенный», - с ухмылкой сказал Рустэм, явно недолюбливающий Египтянина, - что…
Он кинул в мост камень. На несколько квадратных метров пошатнулись балки и вдобавок упали три доски. Рустэм решил проверить хлипкость моста и пошёл по нему. Через несколько секунд он добежал до середины, а ещё через две был снова около меня. Ещё один камень Рустэма – и мост развалился бы, но я придумал классическую идею. Дерево через каньон. Рядом подходящих деревьев не было, но было довольно сухое, а следовательно лёгкое и легко распиливаемое дерево в нескольких десятках метров от нас. Поделившись мыслью с Жераром, я получил неодобрение, а все остальные приняли мою идею. Не топора, не пилы у нас, кончено, не было. Но телефон имелся.
-Здравствуйте, Вероника. Много вы нам хлопот доставили… Мы буквально в нескольких стах метров от вас. Подойдите к каньону, помогите нам выбраться, - учтиво сказал Иенофис.
-Для кого там есть мост. Что совсем развалился? – спросила Кингсли.
-Да.
-Сейчас подойду, ждите, никуда не уходите.
Но ждать пришлось долго. Пока Киприотка шла к нам, мы успели захотеть, чтобы она не приходила.
-А вот и я! – крикнула с другого «берега» гораздо более приятная на вид, чем на слух, Вероника, - Я вам верёвку сейчас кину, один конец. Привяжите её и по моему сигналу лезьте по ней!
Проделав всё по инструкции, Жерар дал знак, что всё готово. Вероника ответила тем же, и Рустэм полез на ту сторону. Не знаю, что он испытал, но конец пути, видимо, очень радостный момент. Следующим вызвался Жерар. Иенофис, предостерегая меня, попросил подстраховать и держать верёвку. Куст, по его словам, «хлипкий для таких спортивных людей». Опасения были напрасны, Жерар так же легко прошёл путь. Настала моя очередь. Я обхватил верёвку и перевернулся как ленивец на ветке. Проделав так треть пути, я попытался перевернуться, но вместо этого потерял хватку ногами и один ботинок. Проделав так, на руках, ещё треть пути, я решил отдохнуть, но обнаружил за собой пыхтящего Иенофиса. Верёвка начала подозрительно низко сгибаться. Я быстро сделал два «шага» и прыгнул на землю. Долетел до края и вылез (благо, хорошо подтягиваюсь) на поверхность. Иенофис тоже преодолел маршрут, но уже при помощи француза. Вероника пригласила нас на чай, чему мы были довольно рады.

Глава 12 У Вероники
«Да нет… Я просто скрываюсь от судебных исков и долгов. Но теперь, когда вы говорите, что все умерли, то я могу разъезжать по Никосии и жить там!»
Мы продвигались через чащу по небольшой тропинке, которая медленно увеличивалась в ширине. Сейчас по ней мог проехать мотоцикл, хотя вначале на ней еле уменьшался я. Я не видел муки Иенофиса и Жерара, которые, будучи полными, изрядно оцарапались об ветки с разных сторон тропы, так как я шёл третьим. Рустэм, очарованный красотой англоязычный Киприотки, задал её вопрос по поводу приезда её сюда и по поводу проживания в полном одиночестве в течение двадцати четырёх лет.
-Вы захотели прославиться? – окончил свой вопрос Лётчик.
- Да нет… - с видом заботливой мамы сказала героиня Кипра, - Я просто скрываюсь от судебных исков и долгов. Но теперь, когда вы говорите, что все умерли, то я могу разъезжать по Никосии и жить там!
Рустэм явно был не доволен ответом и, как бы из-за кочки, отстал от неё.
-Как ты думаешь, она ничего с нами не сделает? – спросил он у меня по-русски, с явным акцентом, - с такими-то заслугами?
Я начал говорить, но, отнюдь не ответив на вопрос Рустэма.
-А почему вы не хотите улететь с нами, мисс Кингсли? – спросил я.
Она явно помрачнела, видимо она была не только не мисс, но ещё и не миссис, а вдовой.
-Я привыкла жить одна, - с намёком на то, что её можно уговорить, сказала девушка, - А вот и мой дом! – сказала восторженно девушка – показывая на бункер со всеми атрибутами дома, такими, как окна, дверь, балкон, труба, и декор на веранде. Пройдя внутрь, я увидел весьма красивый, для местных условий, дом, с двумя этажами, винтовой лестницей и обоями под сруб на железных стенах. Постучав по ним, Жерар высказал Иенофису мнение, что поэтому дом и не разрушился. Я прошёлся по первому этажа, найдя кухню с раковиной, печкой, плитой и столом и её комнату, почти пустую, но имеющую в себе много полезных вещей. <…>
-Ты, - начал Рустэм, - здесь хорошо устроилась. А что у тебя на втором этаже?
Я промолчал, дабы не показаться любопытным.
-Зал, спальня, ванная…
Больше тем для разговора у нас не было, я перешёл к цели разговора:
-Ты должна лететь с нами. Мы многое для тебя сделали, мы прилетели на Кипр, приехали к лесу на машине, перебрались через каньон… - мои доказательства закончились, но тут взяла слово Вероника.
-А я вас просила? Я вам ещё по телефону сказала, что я одна живу! Я поеду с вами только в случае того, если вы найдёте мне мужа.
Рустэм смутился, а я согласился:
-У нас ещё много кандидатов по всему миру, тебе хватит.
Вероника радостно и быстро убежала на второй этаж и начала собирать вещи. Я, с чувством триумфа, отправился за ней. Рустэм сидел на диване, обдумывая сказанное.
-Да не тебя я ей сватаю, дурак! – по-русски сказал я Рустэму. Он сделал вид, что рад. <…>

Глава 14 Авксентий
«Значит – преумножение…»
Было два часа ночи, лишь тихое шуршание двигателя издавало шум. Рустэм молча вёл самолёт, медленно, как могло показаться, подводя его к Ларисе, городу в Фессалии. Шум посадки разбудил Михаила и Иенофиса. Перевернувшись, великий повар снова захрапел, а Михаил отчаялся заснуть и встал с матраса.
-Эй! – тихо крикнул он, - Кто ни будь не спит?
-Я, - тихо и протяжно сказал Рустэм. Но скоро пойду. Мы приземлились.
Иенофис ещё раз перевернулся, и я решил встать. Я оделся и прошёлся по самолёту до кухни. Не обнаружив там ничего, кроме завтрака, приготовленного Иенофсиом с вечера, а я не хотел кушать, я полез в холодильник. Выпив четверть полулитровой бутылки сётю, я дошёл до кабины пилота, обнаружив там засыпающего Рустэма и Михаила, смотрящего вдаль.
-Прогуляемся по ночной Ларисе? – спросил я у русского иммигранта. Он выразил глубокое недоумение.
-Ну, это город, в котором мы сейчас приземлились. Да, Рустэм?
В ответ пилот оттолкнул меня, и я поспешил выйти на свежий воздух. За мной последовал и Миша. Захватив, по дороге, телефон, я начал звонить Греку, находящемуся здесь. На улице было прохладно, поэтому я почти сразу протрезвел.
-Выходите к аэропорту, мы за вами прилетели на самолёте. Чтобы собрать пожитки у вас есть время до утра.
-Хорошо! – сонно, но радостно сказал Грек на еле понятном английском, - Значит, прилетели, до утра, да? Да, хорошо!
Михаил пошёл обратно в самолёт, предпочтя чтение прогулке, а я, немного постаяв, сел у самолёта и задремал. Наутро меня разбудил крик Иенофиса, Рустэма, Светлана и Ильи, а так же тарахтение машины. Приехал наш Грек.
-Хело! – сказал он, подразумевая приветствие.
Я молча зашёл в самолёт и отправился умываться. Всё же, сётю сказалось на моём состоянии. Когда я вернулся, Рустэм уже смог понять, что Грека зовут Авксентий, что это значит преумножение, и что он – космонавт.
-Следовательно, в хорошей физической форме? – спросил, толкая его в плечо, Жерар.
-Йес, йес! – говорил грек. А перед нами встала большая проблема – языковой барьер. Но здесь нас выручил Жерар, напомнив, что хотел стать переводчиком и знает семь языков. После этого заявления Рустэм часто шутил, что все мозги Жерара заполнены языками.
К обеду мы решили не терять времени и лететь в Данию, а потом составить план действий. Авксентий, как мог, одобрил идею, но, видимо, желал чего-то другого.

Глава 15 Копенгаген и Атлантика
«А где-то здесь была Гренландия».
Прилетев в Копенгаген мы сразу отправились в город, так как Рустэм, якобы бывавший тут рассказывал о красоте этого Города. В самолёте остались Иенофис, Авксентий и дети. Увиденное, почему то, напомнило мне Лондон, каким я видел его в советском фильме. Наверное, я уже не увижу таких красот в самом Лондоне. Вскоре мы, наконец, дошли до дома Датчанина. Он радостно поприветствовал нас и сообщил, что он лучше говорит на немецком, чем на английском и французском. Жерар обнадёживающе посмотрел на меня и Рустэма, мол, «всё нормально, это я знаю» и резво заговорил с Датчанином на языке Германии, объясняя, что и как. Мы так же быстро, как говорил Жерар, отправились на самолёт, предвкушая ужин. Опущу ссору и примирение Светланы и Вероники, произошедшие после ужина, продолжу рассказ с фразы Вероники, прервавшей получасовое молчание:
-А где-то здесь была Гренландия.
Меня не волновал вопрос несколько льдин на море, пока об этом не заговорила киприотка. Действительно, не Датская ли это колония? Озвучив эту мысль ещё раз, я привлёк внимание почти всех. Безразличным остался только грек, не слова не понимающий по-русски, а по-английски говоривший скверно.
-Нет, - успокоил всех Рустэм, это всего лишь льдины. Мы летим гораздо южнее и восточней Гренландии. У нас на пути нет решительно никаких островов.
Разговорившись, я продолжил:
-Времени до прилёта ещё много, а времени до ночи – ещё больше. Предлагаю начать составлять план маршрута!
Получив обоюдное согласие, я занялся выписыванием стран, в которых нас предстоит побывать. Светлана выписывала города и приписывала к странам, Вероника, на пару с Иенофисом искала аэропорты в этих городах, а дети сортировали полученное по материкам. Датчанин Михаэль, оказавшийся учёным, отмечал на карте полученные города, приписывая сбоку аэропорты, а грек занялся соединением городов при помощи линейки и карандаша. В конце концов, получившийся маршрут огласил долгой речью Иенофис:
-Начинаем наше кругосветное путешествие мы в Канадском Виннипеге, далее летим в Лас-Вегас и посещаем Мексиканскую Гвадалахару. Далее посещаем деревню Майя в Гватемале, столицы Бразилии и Чили, Мадагаскара, потом отправляемся в Порт-Судан, Абуджу в Нигерии, Константину в Алжире, Порту в Португалии. В Испании нас ждёт Севилья, Монако в Монако… Далее Дублин в Ирландии и Эдингбург с Кардиффом в Шотландии и Уэльсе соответственно. Далее длинный тур по Европе: Лесистад – Нидерланды, Ипр – Бельгия, Бремен - Германия, Пльзень – Чехия… - Иенофис первёл дух, а Жерар высказал своё восхищение Пльзенью смехом, - Варшава – Польша, Упсала – Швеция, Эстония – Таллинн, Латвия – Рига, Литва – Кадайняй, Белоруссия – Гомель, Украина – Одесса, Болгария – Пловдив,.. пересечём Чёрное море и попадём в Азию. Там мы посетим Ереван в Армении, Эль-Вариа в Саудовской Аравии…
-Эй, Армения в Европе! Я продолжу. Таджикистан – Гилгич, Китай – Ланьчжоу, Монголия – Даланза… д… гад, - Жерар крякнул, сдерживая смех, и продолжил, - Япония – Токио, Лау… Э! Какой-то город в Лаосе, столицу Индонезии, Сидней в Австралии. Потом мы полетим через Тихий океан, и долетим до Виннипега, где закончится наше кругосветное путешествие.
-Но потом! – подхватил повар из Каира, - полетим обратно в Венецию, заправившись в Лиссабоне, который нам по дороге. Таким образом, мы совершим кругосветное путешествие и четыре раза пересечём Экватор.

Глава 17 Лас-Вегас и Фрэнк
«В ходе сложнейшего спора о физике мы сошлись на том, что французское правительство разрушило свою культуру».
Если бы год назад мне сказали, что я буду Королём Замка после конца света, и что моим помощником будет человек из Лас-Вегаса, то я бы выбросил его из окна, хорошо накормив сгущёнкой. Но это правда, и человек, которого я нашёл в Лас-Вегасе, потом обустроил весь политический и экономический склад Замка. Но первое впечатления от него я запомнил на долго. Лас-Вегас сиял своими огнями, когда мы подлетали к аэропорту. Меня это удивило, так как в городе был только один человек. Но всё это были проделки Фрэнка, да… Приехав в город на машине, найденной не вдалеке от аэропорта, я увидел его, разъезжающим по городу на спортивной машине. Он поприветствовал нас, с видом явной надменности. Жерар объяснил ему цель нашего визита, а Вероника, отправившаяся с нами третьей, пригласила его в машину. Первым же словом, сказанным им мне, стало:
-Куда мне садиться?
Указав ему на заднее сидение Митсубиши, на ней мы приехали, я сел рядом с ним и попытался узнать, чем он занимался, пока был в городе один. Он, явно не выражая удовольствия в беседе со мной, рассказал о свих ужинах в восьми ресторанах за счёт заведения, о скачках по городу на лошадях, выпущенных им из конюшен. О его ралли по городу на спорткаре, которое мы видели, о муках включения иллюминации города, дабы привлечь к себе внимание других выживших, прочтение многих книг, вследствие атаки на книжный магазин. Позже, уже в самолете, когда мы остались наедине, тема нашего разговора перешла на науку. Физика, которую я знаю в совершенстве и при случае всегда об этом напоминаю, вызвала у Фрэнка подозрительность и повод для спора об одном из законов, не помню сейчас каком. Через час удивлённая Светлана нашла нас распивающими в кабине пилота сётю. В ходе сложнейшего спора о физике мы сошлись на том, что французское правительство разрушило свою культуру, дав возможность иммигрантам беспрепятственно получить гражданство, ведь споры часто переходят на совершенно не связанные темы. С тех пор этот коренной Лас-Вегасец стал моим советником, а мы быстро понеслись в Мексику, в город Гвадалахара. Проспав с американцем на пару два и три четверти часа, мы проснулись уже по пути в Гватемалу. Судя по рассказам Михаэля, прошедшим через перевод Жерара, Мексиканец, оказавшийся пьяным, выпил всё наше сётю и протрезвел уже к нашему пробуждению. Не знаю, правда это или нет, но сётю действительно кончилось.

Глава 18 Майя
«Майя — цивилизация Центральной Америки, известная благодаря своей письменности, искусству, архитектуре, математической и астрономической системам».
Перед приземлением я прочитал о Майя в энциклопедии. Материал, представленный там, так удивил меня, что запомнился на всю жизнь. Многие части текста являются теперь моими словами-паразитами. Несколько глав я представлю здесь. Интересные, удивившие меня факты выделены жирным.
Майя — цивилизация Центральной Америки, известная благодаря своей письменности, искусству, архитектуре, математической и астрономической системам.
Создали эффективную систему земледелия, имели глубокие знания в области астрономии.
Приблизительно 400 годом датируется изображение самого раннего солнечного календаря майя, высеченного на камне. Майя принимают идею иерархического общества, управляемого королями и лицами королевской крови.
В 1821 году Мексика получает независимость от Испании. Обстановка в стране, однако, не стабилизируется. В 1847 году происходит восстание майя против авторитарности мексиканского правительства, известное как Война каст. Восстание было подавлено лишь к 1901 году.
Возможно, я ещё много всего интересного мог бы вычитать в этой энциклопедии, на вид она была солидной, наполненной достоверными фактами. Но этого мне не дал сделать Рустэм. Уж слишком быстро он нас опять довёз! Мы вышли из самолёта и отправились к зданию аэропорта. Небольшая группа людей, состоящая из детей, отправилась разорять здешний Дьюти-фри, дабы пополнить запасы провизии. На самолёте становилось всё больше и больше народу, и чтобы сохранить комфорт, на одной из наших вечерних посиделок было решено поделить людей на два самолёта. Поэтому ещё одна группа, состоящая из Иенофиса, Флимпа и Дака (они в последнее время постоянно держались вместе), отправилась обживать новый самолёт. Вероника, Светлана и Авксентий занялись обустройством старого (что их не устраивало?). Оставшиеся, а их осталось не так много, а именно: я, Михаэль и Жерар – отправились за выжившими на очередной близлежащей (нам пришлось перевернуть её) машине. Конечно, можно было не мучиться так, а взять не перевёрнутую машину, но как бы вы поступили на нашем месте, если эта машина – Ferrari? Что ж, в общем мы сели в машину, на этот раз повёл я. По дороге Михаэль говорил со мной о культуре Майя. Жерар, будучи переводчиком, уже явно устал.
Ещё за несколько сот метров до места рождения сигнала мы увидали дым от костра. Подъехав ближе, мы обнаружили двух индейцев, пирующих остатками пищи. По их одежде (а они оба были одеты) было понятно, что это довольно продвинутые индейцы.
-Ай… - сказал один и ткнул себя, - Корея. Хи – теперь он ткнул на своего соплеменника, - Сонтир. Ви спик спэйн. Ю?
-Ну и что они сказали? – спросил меня Жерар, - Вон, датчанин тоже интересуется.
-Насколько я понял, они представились и сказали, что говорят на испанском. А потом они спросили, говорим ли мы на нём.
-Ви спик, - начал я, - рашшан, инглиш, дойтч, френч энд…
Тут я задумался, а как по английски «датский»? Но меня прервал индеец, что набирающий на своём телефоне:
-Плиз, райт вот ду ю вант ту сей хиэ, - сказал он и дал мне телефон. На дисплее была программа «Переводчик», а внизу было написано то, что он сказал только что. Быстро набросав на телефоне цель нашего визита, я отдал его индейцу.
-Плиз, гив ми тен минетс, - сказали они и удалились к своим домам. Мы же отправились к машине.
-Стоп! – заорал один из индейцев. Он опять что-то набрал на телефоне, - До ю вант то аттенд а тоу офф зе вилладж?
-Yes, of course! – сказал я ему. Он же что-то крикнул своему соплеменнику уже на своём языке.
-Может посветишь, на что мы согласились? – спросил Жерар.
Я, конечно, ответил ему, но потом пожалел, что согласился. Я надеялся, что они будут таскать нас по деревне и говорить что-то типа «здесь у нас дома, там у нас туалет». Но они говорили долго и не очень понятно, а прошли мы всего лишь несколько шагов. В общем, так мы провели время в деревне Майя. Я захватил с собой несколько вещей их культуры и решил – теперь нужно будет создавать музей стран и народов. Ведь потом шансов что-то собрать уже не будет…

Глава 19 Утомляющая Европа и Азия
«Европа так утомляет своими контрастами, что потом устаёшь испытывать впечатления».
Описывать путь через все эти города я не стану, так как он совершенно не разнообразен, не увлекателен и не стоит глав моей книги. Скажу одно – всего мы собрали 49 человек, включая меня.
Накануне я поручил по прилёту в Венецию немедленно расчистить незатопленное место для постройки «Замка Спасения», как его окрестил «Лётчик». Сам же я отправлюсь вместе с Лётчиком по памятным для человечества (ха, получается, уже только для нас сорока девяти человек!) городам.

Глава 20 Музей стран и народов
«Я написал «Всё хорошо?» на задней стороне листка, надеясь ответить на этот вопрос позже».
Чехия. Пльзень
Статус. Разрушен
Население. 0 (Далее упускается)
Найденный. Заль
Язык. Чешский
Зона общения. Западные славяне
Профессия. Гондольер
Занятие в Замке. Гондольер
Сейчас. В Самолёте 2
В будущем. Венеция (Далее упускается). Корпус 3. Жилище 5

Это я записал на большом листке бумаги с заглавием «Первая перепись Замка Спасения». Воплощая нашу идею по созданию музея, мы уже полдня находились в Чехии, в последней нашей точке маршрута.
Я написал «Всё хорошо?» на задней стороне листка, надеясь ответить на этот вопрос позже…
Вероника всё искала достойного мужа, Иенофис готовил вкусную еду из нескоропортящихся продуктов, а все остальные… строили наш новый человеческий мир – «Замок Спасения». И… всё хорошо?..

Комментариев нет:

Отправка комментария

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: