Павел Шукшин, город Санкт-Петербург

Работа не участвует в конкурсе - не указана возрастная группа, отсутствует домашний адрес, иная контактная информация, предусмотренная Положением о Конкурсе.

Информация об авторе работы отсутствует

Фото автора работы отсутствует.


Введение

Когда на поля героических сражений падает тьма, когда начинает лить дождь, изо всех сил старающийся затушить огонь сражений и охладить пыл солдат, снова и снова идущих в атаку, начинается новая война, она страшнее любого боя, ведь в ней нет друзей, нет стран, это противостояние каждой судьбы, каждой воли, каждого из сыновей природы - человека. Она одна и длится вечно, а имя ей - Тайна.
Данный документ является содержанием дневника члена младшего сержантского состава миротворческих сил РФ прапорщика Анеевича Андрея Дмитриевича.
Файл являются собственностью Федеральной Службы Безопасности
СТАТУС : совершенно секретно
I
22.15 по московскому времени : 07.08.08 г. Сухуми , Южный Кавказ .

- Через 5 минут автобус отправляется,– слышен крик водителя.
Анастасия Рабочева заскочила в автобус, чтобы занять место у окна, откуда открывались прекраснейшие виды Кавказа. Нет ,нельзя вечно смотреть вдаль…
Автобус был полон, стоял гул. Анастасия подсела к неприметному парнишке, который дремал, опустив голову на грудь, отчего казалось, что он разглядывает свои ноги.
- Очнитесь! Ау! – дергая за плечо незнакомца, шептала Настя. – Приехали.
Она , естественно , соврала. Ей скорее хотелось познакомиться с ним.
- А? Уже всё?.
- Да нет же… - она сделала такое лицо , словно всё ему приснилось, потом всё же протянула руку. – Анастасия. Будем знакомы.
- Вещий.
- Вещий? Это имя такое….
- Фамилия, – отрезал парень. – Олег Вещий. И кроме шуток : видишь во-о-о-н того мужика с длинными волосами. У него на бейдже написано : «Г. Вдоводелидзе», сопровождающий. Но я его ни в каких списках не видел, откуда такой взялся»
- Давайте не будем, путь ещё долгий… 

II
23.55 по московскому времени. Город N , Северный Кавказ .

Анастасию уже начал утомлять кавказский пейзаж, гул пассажиров утих., отчего клонило в сон. Однообразные скалы, гудение двигателя , скрывающая всё темнота , свист… свист ? Он всё громче , и вот уже оглушает…
Удар, грохот, и провал памяти. Анастасия тяжело открыла глаза. Автобус лежал на боку, весь охваченный пламенем. Вещий тянул Рабочеву за окровавленную руку:
- Вставай! Вылезай через окно, я помогу остальным.
Настя кое-как выползла из автобуса, прошла пару метров, обернулась и снова упала в беспамятстве.

*
Девушка тяжело подняла веки. В сознание её привёл какой-то незнакомый парень лет двадцати пяти, кавказской наружности. На любой вопрос кто он и что происходит , он отрезал :
-Не время, сейчас сюда придут солдаты.
Незнакомец водрузил девушку себе на плечо и пошёл в сторону гор.

*
Домик на окраине города N.

Именно сюда ,в нетронутое бомбами место, привёл кавказец полуживую славянскую студентку. К ней тут же подбежал оказать медпомощь второй незнакомец. Когда Настя получше разглядела его, ей чуть не стало плохо : у него половина лица была обожжена , глаз на той стороне превратился в уголёк , а отсутствие носа скрывал небрежно обмотанный бинт.
Было удивительно, как он, имея только один глаз, с хирургической точностью вытащил из ноги крохотный осколок стекла и наложил швы.
Минут через тридцать Настя уже стояла на ногах. Вяло и хило , но уже…
- Кто вы?- ещё раз спросила девушка.
- Родион Раков-Ильсахаев. А это, – кавказец указал рукой на одноглазого. – Роман Ранданко.
Рабочева хорошо успела рассмотреть кавказца : смуглая кожа , грубоватое лицо, легкая небритость , волосы грязные и слипшиеся. Он вызывал некоторое отвращение, но девушка была ему всё равно благодарна.
В дверь стали ломиться. Все припали к полу, Раков закрыл Рабочевой рот ладонью , чтобы она не смогла случайно выдать их каким- нибудь звуком. Ещё секунда , и петли не выдержали натиска. Внутрь вошли солдаты с нашивкой в виде бурого креста на плече. Они обшарили всё вокруг, хотя им было невдомек просто посмотреть за перевёрнутый стол. Потоптавшись немного, они ушли.
Все моментально вылезли через окно и побежали в сторону склона, но не прошли они и метров сорока , как домик «взлетел на воздух».
- Войска Агрессора? Что они здесь забыли? – Настя была подавлена. Она знала про эту военную организацию, но никогда не думала, что попадёт в поле их деятельности.
- Они ищут это .
Раков жестом указал одноглазому. Тот в ответ достал из поясной сумки приличных размеров свёрток бумаг, пожелтевших и пожухлых , похожих на тряпки.
-Да, да, это … Они ищут это. План с указанием различных тайников и скрытых лабораторий третьего рейха на территории Крыма и Кавказа – план «Инкогнито».- На свитке был маленький замочек с изображением свастики.
- Но то, что ты видела – не самое страшное. Агрессор ещё не идёт ни в какое сравнение с теми тварями, которых мы обязательно здесь увидим. Добро пожаловать в город N, девушка, здесь идёт генеральная репетиция страшного суда.
Анастасия посмотрела с обрыва вниз на город, охваченный пламенем, с неба падали бомбы.
-А теперь все молча идут за мной! – отрезал Раков.

*
Историческая справка :

Агрессор – военная организация, созданная на Кавказе спецслужбами блока НАТО для обеспечения поддержки своего режима в Северном Кавказе и конкретно для выполнения операций, связанных с перехватом плана «Инкогнито». Часто вступают в противостояние с Российскими миротворческими силами. Любая деятельность организации идёт под грифом «секретно»

III

03.30 по московскому времени 08.08.08 . Город N.
- Кондрат! – глухо раздавался чей-то голос в стенах разбомблённого склада – Кон- дра – а – ат!!!
Из темноты показался белобрысый молодой человек и с криком : «Шо Леший?» бросил вещмешок , какой носят солдаты в походах
-Что взял-то?
- Да пожрать.
-А, пожрать , хорошо, жрём и валим.
-Патронов мало.
- А у меня будто патрон много. Стой , что за шум?
Мародёры прислонились к стене. Затряслась земля, и с потолка попадала последняя штукатурка. За окном проехали танки…
- Знакомые крестики .
- Агрессор?
- Нет, рыцари Артура.
-Правда?
-Ты притворяешься?
Шум от хлопка дверью прервал разговор.
-Сматываемся!!!!! – Леший отрыл пальбу в сторону выхода.
Немного погодя мародёры пробрались к легковушке неподалёку.
За рулём сидел ещё один- Винт, который, как только мародёры заскочили внутрь, вдавил педаль газа в пол, пытаясь выйти из- под огня.
Внутри автомобиля всё сразу перевели дух. Тут Леший почувствовал холодное дуло пистолета у затылка. Сзади сидел мужчина с окровавленным лицом.
-Давайте знакомиться, – сказал он.- Меня зовут Гектор Вдоводелидзе, и сегодня я указываю маршрут следования.
Делать нечего, Винт послушно повернул на указанное незнакомцем место – городскую православную церковь .

*
Лагерь «Агрессора». Из донесения службы разведки. Посёлок F.

-Лейтенант Шмальт, разрешите обратиться.
-Да, рядовой Зунзова.
-К нам скоро прибудет командование. Оно недовольно успехами и хочет поставить полковника Грешидзе во главе операции.
-Меня уже начинает мутить только от имени этого малолетки, Как лейтенант всего за год добился звания полковника? Бьюсь об заклад , в руководстве «Агрессора» уже все куплено. А я ещё помню те времена , когда «Агрессор» был элитой «Диких гусей», наши имена… НАШИ ИМЕНА!!!!.... ставились в одном ряду со «смертью»!! – Лейтенант был уже немолод, и поэтому быстрый карьерный рост Грешидзе заставлял его жутко завидовать завистью человека, прошедшего огонь и воду бок о бок со своим отрядом, к человеку, обречённому быть выше только по рождению, внуку основателя «Авангарда». – Я хочу высказать этой собаке всё ,что я о нём думаю.
- Сейчас у Вас есть такая возможность лейтенант! У Шмальта пересохло в горле, он второй раз в жизни услышал этот голос, но не забудет его никогда. Нет, это не хрипящий голос , от которого берёт в дрожь, это всего лишь грузинский говор молодого человека, с приятными и добрыми оттенками голоса.
Лейтенант обернулся. Слух его не подвёл , это действительно был Грешидзе.

*
Многие вообще лейтенанта считали обиженным жизнью.
Его вражда с вечно преуспевающим полковником часто воспринималась у солдат, как явная демонстрация продажности руководства, хотя всё было глубоко не так.
И прибыл Грешидзе вовсе не позлить Шмальта, о чём всегда думал последний.
Обо всех обстоятельствах своей миссии полковник умалчивал, хотя и ходили об этом слухи. И главный из них был моментально распространён среди других санитарок Сулико Зунзовой, она и объявила всем о приезде офицера в город. Девушка рассказала о том, что он ищет в городе N свою пропавшую сестру, которую русские держат в том же месте, где и «Инкогнито»,что полковник как то связан с экспедицией в Гиблую Пещеру в Казахстане, что он … вроде как не женат. О последнем юная Сулико говорила явно без равнодушия, а может даже с какой-то надеждой.

IV
Мало кто из сражающихся за город наверху знал об этом месте.
В подвале склада, разрушенного в первый же час войны, скрывались люди. Хоть такие убежища и не дают гарантию спасения, но там хотя бы не стреляют. Войти туда можно было только зная пароль : 3 коротких и 1 тяжёлый удар по деревянному паркету. А иначе получаешь заряд дроби от засевшего за обломками раненого в бок ополченца.
Раков-Ильсахаев прекрасно знал, как сюда войти и за каким углом сидит каждый российский солдат. Ну и они его прекрасно знали…

Итак, 05.00 по московскому времени 08.08.08 . Город N, ещё не оккупированная Зона 547.

Потайная дверь в полу была надёжно спрятана ещё старым владельцем здания. Раков-Ильсахаев подвёл к ней раненую Рабочеву.
-У меня раненый гражданский, нужна медицинская помощь.
-Родион Кахирович, подождите, сейчас к вам поднимутся санитары,- раздался женский голос с кавказским акцентом.
Женщина вышла вместе с подошедшей помощью. Её звали Лариса Крисинзе, низкорослая, с чуть горбатым носом, но всё же красивая девушка лет двадцати. Анастасия сразу её запомнила и обратила внимание, что когда её уже погрузили на носилки, она начала рассказывать Ракову-Ильсахаеву про состояние здоровье некой Авроры, про некую экспедицию в Гиблую Пещеру и о том, что якобы комендант убежища, прапорщик Анеевич, готов доставить группу людей через казахскую границу для… и тут Рабочеву занесли внутрь убежища, где речь людей снаружи была уже не слышна.
Внутри было мрачно из-за стоявшего облака пыли и штукатурки. Кругом лежали раненые, искалеченные люди, в большинстве это гражданские лица, даже дети…
Анастасия заметила человека, который пройдя межу рядов коек, нырнул в темноту коридоров. Он был очень странно вооружён и экипирован : его костюм был как водолазный, из прочной облегающей резины с кевларовыми пластинами по всему периметру. На его шее красовалась татуировка в виде пирамиды с глазом в центре, длинные волосы заплетены в косу.
-Кто это? – Рабочева уже обессилела, ей было сложно выговаривать слова.
-Он с нами, – догнал носилки Родион. – Это Эдгар Рид. Его нам навязал Анеевич. Он бывший член «Бо….. – Тут Раков поперхнулся. – Неважно!

*
Рабочева пыталась заснуть, как ей посоветовал военный хирург, но под постоянными бомбёжками убежища это сделать было не так просто. Тут она почувствовала , как что-то сильно надавило на ноги. Когда она открыла глаза, увидела, что у неё в ногах сидит девочка 10 лет.
-Тётя Настя, Рудик о Вас рассказывал очень много, знайте, вы не одна.… А я – Аврора, это я храню «Инкогнито».
-Ты? Ты маленькая девочка. «Инкогнито» - ценный документ, за него борются целые страны.
-Я тебя уверяю, она – последняя из рода хранителей документа. Точнее, последняя из… - послышался из темноты незнакомый голос
-НЕТ, МОЙ БРАТИК ЖИВ, АСИК ЖИВ!! – зарыдала малышка. Мужчина обнял её и зашептал на ухо, что она права, брат её жив и скоро придёт всех спасти.
Настя встала и вывела незнакомца из комнаты.
-Вы ей солгали?
-Нет, кроме последнего пункта. Всё-таки он придёт за нами…
-Я ничего не понимаю.
- «Инкогнито» было разработано фашисткой Германией, но это не просто план – это настоящая «карта сокровищ», как в детских книгах. Видите ли , все технологии , описанные внутри, есть не только на планах, но и в реалии, и дорогу к ним показывает только этот документ, но главное, это знает и враг – поэтому они будут охотиться за этой девочкой, как за последней хранительницей «Инкогнито». Мы должны сохранить её.
-Причёт тут я, зачем вы всё это рассказали мне?!?
-Раков-Ильсахаев выбрал тебя не просто так, он видит в тебе наследника своего дела, всей жизни – следовать по пути «Инкогнито».
Рабочева всмотрелась в лицо мужчины: снова этот шрам на лице, снова заплетённые в косу волосы.
-Вы – Эдгар Рид? Я не ошибаюсь? – в ответ незнакомец кивнул.
На Рабочеву напало чувство некой лёгкости, она почувствовала себя здесь, в убежище под бомбёжками, в полной безопасности, она поверила в этого человека, как не верила в Ракова, не верила в Ранданко, не верила ни в одного из знакомых ей людей. Она словно забыла себя…

*
Рабочева рыскала по базе, пытаясь найти перевязочный пункт в мед-блоке .
Неожиданно в виски ей ударила резкая боль: «они лгут,… он лжёт… ты одна, против всех» - послышался льстивый мужской голос у неё в голове
- Это… Врач сказал это от контузии… нужно заснуть…
«…ищи меня… я – твой союзник…» - навязчиво повторялось у неё в голове.
Настю догнал Эдгар:
- Всё в порядке? Ты вот-вот потеряешь сознание.
- Всё хорошо, только голова раскалывается…
*

-ОТХОДИМ!!!!! – выкрикнул солдат, вбежавший в убежище и занявший огневую позицию у входа – Нас атакуют!!!
Рид указал рукой Насте на ржавый выход на суб-этажи:
-Предупреди всех!
-Боевая тревога? Проникновение? – запыхавшись, выскочил из медицинского сектора с автоматом Калашникова наперевес Ранданко.
-Зона 547 оккупирована… Мы в кольце. Подкрепление подойти сюда тоже не сможет, а нас очень мало, человек сорок, которые могут держать оружие…
-На позицию, Срябцов.
-Так точно! – и рядовой скрылся в пыли коридоров.
-Почему мы не можем связаться с Анеевичем? – прохрипел дрожащим от напряжения голосом Роман. – Он всего в полмили от нас, туда уже можно было пешком дойти, а у него целая рота под командованием… Эдгар, отвечай, чёрт возьми!
Эдгар промолчав, посмотрел в единственный глаз Ранданко. Было видно, как Роман дрожит от страха, он будто бы сейчас выронит из рук винтовку и бросится наутёк.
-Мне неприятно видеть, как ты трясёшься, Рома. Неужто ты стал бояться смерти? Ха-ха…
-Что за шутки, Рид? Мы должны что-то делать, им же не составит труда найти нас. – Он прислонился спиной к стене и глубоко вздохнул, затем, стерев с лица пот, наконец-то перевел дух, - У тебя закурить хотя бы есть?

V
05.20 по московскому времени 08.08.08 . Город N, уже оккупированная Зона 547.

На площади перед убежищем Ранданко, приложив к плечу автомат, занял боевую позицию недалеко от рядового Срябцова, упорно бормотавшего что-то себе под нос.
-Покоя сердце… просит — Летят за днями… дни, и каждый час… уносит частичку бытия, а мы с тобой… вдвоем …предполагаем жить... И глядь — как раз —умрем. – тихо себе бубнил парнишка.
-Что за чушь, рядовой?
-Пушкин, Александр Сергеевич, стихи мне помогают расслабиться. Вы сами попробуйте …
-Да некогда с книжкой сидеть! Чувствую, сейчас будет дикий конец…
Из-за пыли показался силуэт, резко вытянувший руку вверх: «В АТАКУ!!!!!!» и за спиной у тени появилась целая теневая армия, вытянувшаяся вдоль всего видимого горизонта.
-Угадал! – и с этими словами Роман попятился назад.
- Неужели, я чувствую страх в тебе? – послышался из пустоты голос Ракова-Ильсахаева - Что ты думаешь, солдатик?
-На… свете счастья… нет, но есть… покой и воля. А..а…а командуйте , товарищ Раков! Пора, мой друг, пора!
-НА ПОЗИЦИИ!!!! НИ ШАГУ НАЗАД!!!
Со всех сторон послышался треск автоматных очередей.
Срябцов махнул рукой трем рядовым позади, и они начали под пулями перебежку к деревянному мосточку, который был проложен через огромную трещину в асфальте, сам же в этот момент стал стрелять одиночными патронами по выходу из разбомблённой бакалеи, откуда мог бы выскочить враг. Ранданко старался расстреливать отражавшие на себе тени врагов облака пыли, стараясь не дать пехоте выйти из-за возвышенности, за которой они в этот момент находились.
-Они уже приблизились на огневую дистанцию. Нужна поддержка огнём…
Бойкий неизвестный сержант вскочил за станционный пулемёт модели 6П50 "Корд":
«Приказ выполнен, я на позиции» – и открыл огонь по наступающим войскам противника.
-Мы под огнём! Чёрт возьми, дайте же отпор, начать арт-подавление врага. – Скомандовал офицер «Агрессора». – Сравнять зону 547 с землёй.
Российская армия оказалась под разрывающимися снарядами «Градов».
- Выводим людей, Раков, мы не выстоим! – запаниковал Ранданко.
- Нет, ещё хотя бы 20 минут, и их ждёт сюрприз, ещё 20 минут!!! – чуть-чуть дрожащим хрипом отрезал Родион.
- Слишком много, люди важнее!… Ты же не пожертвуешь жизнями опять?
«Прости меня, Хелен, я подвел тебя… опять…» - промелькнуло в голове у чеченца.
- Нет, в этот раз всё будет верно! ДЕРЖАТЬ ПОЗИЦИИ!!!!!!!!
«Я мёртвым достану и с собой заберу Анеевича, если он опоздает….»
- Их слишком много, нам их не сдержать, помогите… - кричал сержант за пулемётом, и сразу же упал, тут же изрешеченный автоматной очередью откуда-то с территории подъезда дома справа по флангу российской армии.
- Они уже совсем близко, пятиэтажка справа уже у них!
- Это конец. Отходить не имеет смысла.
Вдруг армия врага резко обернулась, послышался вдалеке треск, не характерный для треска винтовок «Агрессора»
-Это Анеевич! «Агрессоры» в кольце! Они вот-вот побегут наутёк! Осталось лишь спугнуть! – радостно вскрикнул Раков-Ильсахаев
-Спугнуть, – резко откликнулся Срябцов, - нет проблем. – И с этими словами схватил РПГ из ближайшего ящика с аммуницией и выстрелил в толпу врага.
Ряды «Агрессора» по-настоящему начали отступать за возвышенность, понимая , что сектор 547 им уже не взять никогда : с приходом отряда Анеевича гарнизон неприступного убежища возрос в разы.

*
Два отряда встретились на разбитой площади….

Сам я в бою не участвовал, руководил моим отрядом лучший друг, ещё с первой чеченской компании, Илья Татаров, которого из-за фамилии в войсках кликали «Татарин».
Я многое с ним повидал: пройдя всю Чечню, имя этого сержанта надёжно встало в один ряд с ГРУ, мы были его лицом - солдаты без страха и головы. На нашем счету 30 этаких «подвигов»: ваххабита убить гранатой, не выдирая чеки, захватить танк, пользуясь лишь бельевой верёвкой, содранной с ближайшего огорода, да топором оттуда же.… Но ничего начальством замечено не было, а мы всё показывали врагу фигу прямо в лицо, были «неуловимыми мстителями», чёрт побери! Тогда нам было по 25.
Теперь уже становится сложно смотреть на его лицо, которое потихоньку пронизывают морщины…
Татарин руководил моим отрядом во время битвы за убежище. Он и встретил наших героев.
Ранданко вышел на площадь, и, тяжело разглядывая в густом тумане из пыли силуэты, вскинул оружие:
- Кто идёт?
- Свои! Прапорщик Татаров.
- Мы ждали вас, нам необходимо подкрепление…
Пока Ранданко говорил это, черты прапорщика стали уже отчетливо видны. Сухой мужичок с выцветшими карими глазами. Он, устав, волочил ноги по смешанному с горячим пеплом песку.
- Сегодня мы уже не сможем продолжать путь, отряд устал! – Илья сменил интонацию почти на шёпот – Мы шли от самой границы города, с горного ущелья. Спецназа нам не видать, в области дислокация только необстрелянных срочников.
- В убежище есть всё, отдохните, но у нас только 2 часа свободного времени. Потом в сектор 25, им тоже нужна помощь.

*
В подсобке убежища солдаты устроили настоящую пирушку.
Это было время, когда я пытался собрать материал для записи в дневник, но не было никаких особых историй, кроме одной, которая меня особо заворожила, это история Анастасии Рабочевой и Родиона Ракова-Ильсахаева, которую я подробно рассказал выше. Это было сродни тому, что я пережил Гиблой Пещере…
- Что-нибудь Вы можете рассказать ещё, Анастасия Ивановна?
- Больше ничего… здесь мы и встретились с вами, товарищ Андрей Дмитриевич.
- Блеснет заутра … луч денницы и заиграет яркий… день; а я, быть может, я …гробницы сойду … в таинственную сень. – Послышалось издалека
- Срябцов! Это снова ты?
- Мой …неисправленный чудак. Идет, на … мертвеца похожий. Нет ни одной … души в прихожей.
Я вышел в опустевший коридор блока G убежища, откуда и доносились тихие стихи…
Срябцов лежал на запылённой стальной болванке, весь грязный, на голове его красовалась каска с огромной трещиной. Я в душе был рад его видеть, но всё же решил слицемерить:
- Рядовой Срябцов, почему не на посту охраны? Ты же до конца своей недолгой жизни будешь картошку чистить! Тебе дембель лишь мерещиться будет!
- Прошу прощения, товарищ прапорщик … Прапорщик Татаров дал свободное время.
- Да знаю я, мне просто неприятно слышать, как ты на посту стихи читаешь.
- Товарищ Анеевич, он по-настоящему не виноват… - заступилась за мальчишку Рабочева.
Я чувствовал, как внутри меня все перекрутилось, я вспомнил свою жизнь…
- Я дал знак Срябцову «вольно», не проводил девушку до медблока, а сам уединился в комнате управления. Решил потратить свои 2 часа отдыха на воспоминания.

*
Меня часто терзаюсь по поводу моего выбора служить в ГРУ.
Я вспомнил свой родной дом в Одессе, как мама желала мне стать учёным или врачом. В местной школе я сразу же вступил в конфликт со всеми, с кем мог: учителями, одноклассниками, меня даже выгнали из пионерского отряда. Отличник Давсемов подкалывал меня по поводу того, что теперь не видать мне ни комсомольского, ни партбилета…
Но вместе с его зубами после подворотни, рухнул с мерзким шлепком и СССР. На крыльях демократии мы, молодёжь, осиротели и оказались никому не нужны. Никого больше не интересовала участь подъездного парнишки, болтающегося без работы и образования …
В личной жизни были тоже нелады. Я искал себе девушку, которая будет чем-то похожа на мою мать. А судьба в этот момент постоянно шутила надо мной: я встречал много девушек, которые хоть чем-то были схожи со мной по интересам, но как только я поворачивался к ним, они, словно заколдованные, бежали прочь…
Так и провёл я дослужебную жизнь, и никогда не сомневался до этого дня в правильности своего решения. В Рабочевой я и увидел образ своей мамы, которая так хотела мне лучшей жизни…
Я стал по-другому осознавать себя. И может экспедиция в Гиблую Пещеру и увенчалась провалом, потому что я ещё и не знал, что искал…
…Я искал себя. 

*
Рабочева, стоя в дверном проёме, смотрела на солдат. Они все сели полукругом перед маленькой Авророй, которая что-то рассказывала.
Настя, пытаясь что-нибудь расслышать, не заметила, как сзади подошёл Рид.
- Настя…
- Эдгар? А … ты уже давно знаком с малышкой, ты не знаешь, о чём она может рассказывать?
- Аврора постоянно пересказывает сказку, которую ей рассказывал её дед. Я уже запомнил её наизусть:

«Давным-давно жил один человек, который хотел править миром. Но он был жутко болен, он умирал.… Тогда он пригрозил расправой над возлюбленной величайшего механика своего времени, если тот не сделает его бессмертным. Механик согласился и позвал к себе своих друзей: таких же величайших, как он, алхимиков, инженеров, колдунов. Но эксперимент не удался, и тиран убивает девушку. Тогда механика обуяла ярость, он крикнул:
- Ты хочешь жить вечно, ты будешь жить вечно, но будь ты тогда вечно проклят…
И с этими словами он вырвал убийце позвоночник и вставил его в ручку меча, которым тот проткнул сердце прекрасной дамы, и поставил он на ручку сложнейший механизм, чтобы тот каждый век открывался, давая в адских муках провести десять лет жизни пленнику.
Но проклятие для преступника стала проклятием для всего человечества. С пробуждением его, чьё имя стало теперь «Печать», люди вокруг сходят с ума, они начинают убивать друг друга и себя… Любовники перегрызают друг другу насмерть горло, матери сворачивают своим младенцам шеи в их колыбельках, сыновья пьют кровь своих родителей.

Через четыреста лет один император решил воспользоваться силой Печати, и ему это удавалось сначала, он обессилил всех своих врагов, он огнём прошёлся по земле, но Печать потребовала большего…
Однажды император уже не мог держать в руках клинок, он выпал у него из рук, и тогда он увидел, как сам ад уже не мог сдерживать гнев падших врагов императора.
Сгнившие скелеты поднимались из песка, всплывали из воды и ползли по отвесной скале, выпрыгивали из снегов и разрывали на куски солдат императора, ели их плоть.
Правитель спрятался в своём дворце, пытаясь убежать от мертвецов, но они всё догоняли его и догоняли. И в один прекрасный момент сожрали и его.
Последние слуги императора решили, что Печать не должна достаться никому и спрятали её в неизвестном месте. Они назвали себя «Дыханием памяти предков» и поклялись из поколения в поколение хранить Печать, во что бы то ни стало…

…Но появились и те, кто поклялся заполучить копье и придать мир Страшному Суду, назвавшие себя «Божьим глазом». Но ворота к артефакту закрыты на три ключа, каждый из которых принадлежит своему носителю: первый – принцу Полумесяцу, повелителю горцев, второй – пресвятой Pécheur, истинной служительнице бога, третий – изгнаннику Verbannte, человеку без души и родины. Поэтому каждый пытается убить их и заполучить ключи. И началась вечная борьба за проклятие мира…» - Рид прокашлялся – жуткая сказка, но всё же она завораживает.

VI
08.42 по московскому времени 08.08.08 . Город N, старая часть города, которую солдаты окрестили «Бездной»

- Тихо, солдаты, это место не зря называют «Бездной». Здесь с момента начала войны происходят какие-то непонятные, хреновые явления. Держаться рядом, на группы не делиться, смотреть в оба, особенно когда заходите на территорию с плохой видимостью! Приказ ясен?
- ТАК ТОЧНО, ТОВАРИЩ ПРАПОРЩИК, – хором ответил мне мой отряд.
Когда рядовые скрылись в дверном проёме старинной библиотеки, я подошёл к одиноко сидящему Риду, перебирающему в руке чётки.
- Ты думаешь, «божий глаз» здесь?
- Они всегда оставляют знаки своего присутствия. – Рид бросил мне в руки пыльный нательный крестик.
Я разглядел его, на нём была выцарапана пиктограмма в виде пирамиды с глазом в центре.
- Это их символ?
Рид молча указал себе на плечо.

*
- Всё чисто, продолжаем поиск.
- Мой прибор ночного виденья барахлит, ничего не видно… - послышался голос Срябцова.
- Держись рядом с группой. Не отставай. Ванов, возьми его под наблюдение, – скомандовал сержант с голубым беретом на голове. Группа продвигалась вперёд почти на корточках. Несмотря на обилие аппаратуры в разрушенных бомбёжками складах военной части города N, тактических винтовок не было, поэтому приходилось привязывать фонари к «Калашу», избранным достались приборы ночного в «иденияБарс ОН-1», но работали в основном так же, как у Срябцова.
Сержантом-десантником был некий Н.Г.Улитин, который объявился перед самым началом операции. До этого я его никогда не видел.
Я пытался идти чуть впереди отряда, чтобы мы не сбились с дороги. От волнения у меня дрожали руки, я чувствовал жар внутри, резиновая прокладка «барса» приклеилась к моему лицу и создавала нестерпимое покалывание и стягивание.
Треск остатка паркета постоянно создавал напряжение, не давал перевести дух. Мы чувствовали, как между стенами бегали мыши.
Над нами послышался странный, похожий на человеческий стон, шум…
Мы тут же посмотрели наверх, в дыру на потолке, в которой промелькнуло что-то огромное, не похожее на животное, но с человеческий рост.
- Прапор правильно говорит, здесь какая-то чертовщина происходит… - шептали солдаты друг другу.
- Это вообще человек? – слышался у меня за спиной голос рядового
- Да… надеюсь.
- Вы завели нас в ловушку, товарищ прапор. Я советую разделиться и идти двумя группами обратно, сектору 25 уже не помочь! – Улитин показал рукой солдатам в направлении выхода.
- А с чего это вы решаете, что делать с моим отрядом, товарищ сержант. Вас мне даже начальство не представляло, Вы сами навязались.
- Нет времени для споров, РАЗДЕЛЯЕМСЯ И ОТХОДИМ!!!!
- Никак нет, товарищ сержант. Отряд разделяться не будет. Одни здесь ни ходят… - прохрипел кто-то в толпе.
- Кто это пискнул?
Толпа расступилась, и к сержанту подошёл человек в кожаной куртке с натянутым на глаза капюшоном:
-Меня зовут Родион Раков-Ильсахаев. Я тут, можно сказать, за главного. – Парень повернулся к толпе.- Ни в коем случае не разделяйтесь, держитесь плотным строем.
Я огляделся. Сержант будто испарился в воздухе. Лишь послышался его голос из темноты: «Это Ваша вина, господин, и она останется на Вашей совести!»….
- НАС ПРЕДАЛИ! ОРУЖИЕ К БОЮ, БУДЬТЕ ГОТОВЫ КО ВСЕМУ!

*
После разговора с Ридом, я, конечно, понял в чём дело, но как же быть рядовым, которые ничего из происходящего не понимают, а значит и не осознают опасность.
Позади отряда послышалось эхо голоса какого-то отставшего, о чьём присутствии мы и не подозревали. На свет фонарей выбежал перепуганный человек в гражданском, но увидав нас, оцепенел:
- Помогите…! За мной гонятся какие-то твари!!!!
Тут во мраке что блеснуло, и незнакомец разлетелся пополам, словно порванная кукла. На месте, где он стоял, появился силуэт чудовища, ростом с человека и светящимся на лбу зелёным глазом. Когда мы открыли огонь, тварь резко рванула к нам, бегая зигзагами, отчего мы не могли по нему попасть, а те пули, которые делали касательные столкновения, отлетали как резиновые мячики от прочного панциря.
Но Раков схватил стальной брусок и выставил перед когтями чудовища. Оно остановилось, и тут я разглядел его: это не монстр вообще, а простой человек, в таком же кевларовом костюме, что и Рид, а светящимся глазом оказалась нарисованная фосфорцированной краской на похожей на человеческий череп маске пиктограмма в виде пирамиды с глазом в центре. «Когтями» его были огромные титановые клинки, пристёгнутые к запястьям кожаными ремнями.
Из темноты появился Рид и бросил здоровенный нож в горло «зверю».
Оружие застряло между бронированными пластинами, неизвестный резко обернулся и достал из кобуры пистолет-пулемёт. Солдаты продолжали вести по нему огонь , но судя по всему слой брони был очень велик, пули делали только вмятины.
Тогда Раков выхватил застрявший нож и вставил его незнакомцу в пространство между щитком на шее и маской. «Чудовище» упало.

*
- Что это?
- Это послушник «Божьего глаза» … нам нужно уходить, они по одному не появляются,- отрезал Рид
- «Божий глаз», так это всего лишь легенда, сказка, бред, – загоготала толпа солдат.
В ответ Рид молча расстегнул верхние пуговицы бронежилета. На плече у него красовалась такая же пиктограмма, как и на маске у напавшего, перечёркнутая тонким шрамом от ножевого ранения.
- Мой отец входил туда, от него мне достался бронекостюм и татуировка. И я знаю, с чем мы столкнулись! Мы должны уходить.

VII
12.00 по московскому времени 08.08.08 . Город N, убежище в зоне 547.

Рабочевой уже полегчало, и она начала прогуливаться по палатам, предлагать медсёстрам и гражданским какую-нибудь помощь.
Тут в одной из палат она увидела знакомое лицо – она узнала этого человека, это был парень по фамилии Вещий, вместе с которым она ехала в автобусе. Они разговорились, тот рассказал, что его нашла некая девушка с перебинтованными глазами и какой-то армянин с изрезанным осколками лицом, и что они принесли его сюда… тут в палату вошёл человек и вызвал Рабочеву в рубку охраны.

*
В убежище зазвонил служебный телефон.
К трубке подошёл дежурный и через некоторое мгновение крикнул в опустевший коридор:
- Рабочева, Вас вызывает прапорщик Анеевич, срочно подойти в рубку охраны.
Настя, не понимая в чём такая срочность, что есть мочи помчалась к телефону. В трубке звучал совершенно другой голос, злорадный и насмешливый:
- Я предлагаю сыграть со мной, правила просты, вам их сейчас объяснят…
Анастасия обернулась и закричала: в коридоре дюжина солдат «Божьего Глаза» ручными клинками расчищала проход, разрывая в куски всех, кто попадался: солдат, гражданских, женщин и детей. Наконец, один подобрался вплотную к девушке, и быстро достав электрошок, ударил ей по голове, отчего она потеряла сознание.

*
Группа вернулась из «бездны» в убежище.
Когда мы зашли туда, нас чуть не вывернуло наизнанку.
Все стены облиты кровью, везде лежали трупы людей. В рубке охраны, в руках убитого дежурного была включённая рация:
- Алло… прием, меня кто-нибудь слышит? – Я узнал этот голос – это голос Улитина. – Уважаемые Эдгар Рид и Родион Раков-Ильсахаев, хочу ,наконец-то, представиться : диакон Тимур Хрейз. Я следил за вами, я изучал вас и хочу поговорить с вами. Я предложил вашей подружке, Анастасии Рабочевой и ещё 10 человекам, интересную игру, главный приз – «ИНКОГНИТО»!!!!!
- Ублюдок!! Что ты с ней сделал? – сорвался Рид.
- Пока ничего, я же не хочу, чтобы участники выбыли из соревнований раньше времени…
А у меня кончается терпение… Вы, оба, принесите карту в сектор 6634, в старую церковь, или все они повстречаются с Богом. – И здесь связь оборвалась.
Мы долго пытались прийти в себя. Медик отряда предложил рассказывать друг другу что-нибудь, чтобы успокоиться. Истории в основном были или про любимых девушек, либо про какой-нибудь праздник из детства, но одна история меня поразила больше всех. Татаров говорил почти последним, он дрожал, ему было тяжело дышать, но он всё-таки начал:
- Изо дня в день меня мучает один и тот же сон: церковь, меня окружают люди, идёт богослужение, но никто не слушает. Я пытаюсь призвать всех к тишине, прошу , чтобы женщины покрыли головы, а мужчины сняли шляпы, чтобы все выключили телефоны, чтобы перестали разговаривать, но всё тщетно. И тут ко мне подходит священник, я смотрю на его лицо, а оно покрыто красными светящимися символами, а вместо глаз - угли. Он хватает меня за плечо, и я просыпаюсь. И так каждый день…
- Ты зря это вспомнил, так тебе не полегчает, – сказал, наливая из термоса чай, военный доктор. – На, попей…
- Решено, Рид, Раков, я иду с вами.
- Хорошо, с нами так же отправляется Ранданко, он уже объявил об этом.
- Я тоже, вам нужен стрелок, я вас прикрою. – Срябцов вынул из ящика СВД. – Я окончил курсы снайпера.
- Отлично, малой группой пробираться будет легче.

*
После разговора с другими военными базами мои руки уже не могли держать рацию.
Я подозвал к себе Рида:
- «Печать» открыта и снова хочет крови, мы больше не можем медлить. Я связался с другими военными базами. Пока мы были недалеко от Гиблой Пещеры, в городе Цхинвали начались военные действия, которыми заинтересовалось всё мировое сообщество. Если «Печать» не уничтожить сейчас, то начнётся Третья Мировая Война.

VIII
13.00 по московскому времени 08.08.08 Лагерь «Агрессора». Из донесения службы разведки. Посёлок F.

Шмальт вошёл в помещение для офицерского состава. Там находился только майор Нотсрен:
- Я думаю, что вас проинформировали об операции в церкви.
- Да, сер.
- И что на операции будет присутствовать лично полковник Грешидзе.
- Да, сер.
- Тогда слушайте приказ: вы должны проследить за ним, я ему не доверяю.
- Да, сер.
- И ещё. Вы должны знать: Арсений Грешидзе был и остаётся родным братом принца Уинстона Полумесяца…

*
Зунзова обратила внимание, что молодой полковник во время экипировки солдат сидел отдаленно ото всех их разглядывал какую-то фотографию. Когда Сулико подошла и стала её разглядывать, она удивилась: на фото был сам Арсений, который держал на руках десятилетнюю девочку и детским почерком написанная подпись «с братом навсегда». Полковник смотрел на фото, и казалось, что этот мощный на вид мужчина скоро заплачет.
- Разрешите обратиться, господин полковник.
Арсений тяжело вздохнул:
- Можешь называть меня по имени, Сулико. Я не против, а другие нечего сказать не посмеют.
Сулико засмеялась.
- Ну, что ты хотела сказать?
- Уже ничего.… Разве только, что это за фотография? Я заметила её у Вас уже давно.
- Это моя сестра, её зовут Аврора. Точнее, это моя сводная сестра, я взял её к себе из детдома. Даже моя фамилия – это то, что было записано в её документах. Я поменял её, чтобы девочка думала, что я её родной брат. До сегодняшнего дня я думал, что она погибла в этой войне либо её взяли в плен русские. Но оказалась, что она жива и сейчас находится в руках моего родного брата, исчезнувшего 10 лет назад. Я сумел связаться с ней. И эта операция – способ встретить сестру и брата.

IX
15.00 по московскому времени 08.08.08 . Город N, убежище в сектор 6634, старая православная церковь.

Раков вместе с группой пробрался внутрь здания. Для них было странно, что никто не встречал их, не открывал огонь.
Тут они нашли брошенный потрескавшийся телевизор и камеру, которую держал насаженный на стальные прутья в позе оператора труп. На телевизоре забегали помехи, в которых с трудом можно было различить образ человека в бронекостюме «Божьего Глаза» и натянутом на маску капюшоне:
- Я приветствую вас здесь, друзья мои. Пожалуй, мы начнём наш телемост. Я вижу вас - вы видите меня. Покажите мне «Инкогнито».
Рид вытащил из-за пазух свёрток:
- Когда я доберусь до тебя, я не только дам тебе разглядеть его поближе, но и отхлестаю твою морду им, и буду бить по ней, пока ты не сдохнешь.
- Я рад, что мы нашли общий язык. А сейчас познакомьтесь – принц Уинстон Полумесяц, тот, ради кого мы все собрались сегодня, и он сегодня здесь, среди нас. И я хочу, чтобы он принёс мне документ лично, либо они умрут... – на этом телевизор погас.

*
За стенкой послышались глухой свист и взрывы. Пол начал дрожать так сильно, что люди падали на пол:
- Это «Агрессоры», они всегда начинают штурм с артподготовки, – сказал Раков, держась за трещину в стене.
- Они ищут план или принца?
- Анеевич говорил, что их разведке известно о том и о другом, и что оба этих элемента здесь, – вставая с пола, проговорил Рид.
- А почему так уверен, что принц и правда здесь, Эдгар?
- Просто знаю и всё. У меня уже давно никаких сомнений нет.
- ГОСПОДА! Вам придется проследовать за мной. – Послышалось эхо чьего-то голоса.
Группа, не раздумывая, помчалась за голосом из темноты: если там помощь, то с радостью примем, а если враг – мы уже наготове.
Там оказался человек с длинными волосами, зачесанными на глаза. Его сопровождали трое в грязной охотничьей форме.
- Я помогу вам, я на вашей стороне. Только у меня вопрос: Вы не боитесь встречаться со своим прошлым?
- Э-э-э, может, хватит пафоса! Мы не в кино, это реальная жизнь! – перебил незнакомца Срябцов. – Мы тут помираем, а они драму разыгрывают…
Неизвестный лишь хмыкнул в ответ.
- Тогда по просьбе этого господина я говорю прямо. Если вы здесь, то вы знаете, что такое «Печать артефакта» и что она несёт, так вот – она открыта, и теперь с людьми могут происходить невиданные вещи, у них может помутиться рассудок, могут появиться необычные галлюцинации, умирая в которых, ты погибаешь в реальности…. - Незнакомец показал свою шею, на которой была татуировка в виде пирамиды с глазом. - Я сам раньше находился в отделе исследования паранормальных явлений ордена «Божий глаз», и я – Гектор Вдоводелидзе – хочу вам помочь…. – вдруг он резко замолчал, сделал шаг вперёд и упал. В спине у него торчал огромный кинжал с ручкой в виде человеческого хребта. Раков бросил взгляд в сторону дверного прохода. Там промелькнул силуэт человека в капюшоне.
- Это Тимур!
Все открыли по проходу огонь, но там давно уже никого не было.
Рид быстро побежал за ним.
- Стой! – остановил его Раков. – Там может быть ловушка.
- У него Настя, и я готов на всё, чтобы спасти её! С этого момента мы разделяемся: я ищу сволочь, вы остаётесь здесь и встречаете «Агрессора», как подобает!
Эдгар скрылся в проходе.
- Зачем ты отпустил его? – прошептал Срябцов.
- Он прав. Нам придется разделиться, вместе мы слишком крупная мишень.
- А по отдельности слишком лёгкая!

*
На нижних этажах штурмовая группа врага кувалдами выбила петли дверей.
Грешидзе вошёл в здание первый.
- ПОЛУМЕСЯЦ!!!! Я ПРИШЁЛ ЗА ТОБОЙ!
Вдруг в вентиляции послышался шорох. Все направили туда ружья, ожидая засады, но от- туда показалась мордашка маленькой девочки.
- Аврора, малышка, ты нашла меня! – Арсений подбежал, вытащил её оттуда и принялся оттирать её от грязи. – Как же ты заставила меня волноваться!
- Он здесь, принц из сказки… Я видела его, он очень похож на тебя.

*
Раков-Ильсахаев, продолжая поиск заложников, наткнулся на символичную картину:
Стая белых голубей, залетевших в открытое окно, окружила небольшую упавшую икону. Тут на стаю нападает огромный чёрный ворон. Стая вверх и спасение близко… Но один голубь, чьи перья испачканы человеческой кровью не может взлететь. Ворон схватил его своими когтями, и вцепившись в шею своей жертвы, проткнул его голову своим клювом, издав звук, жутко похожий на человеческий смех.
- Здесь и будет моя погибель… Я чувствую это…
*
Рид вбежал в главный зал.
Возле самого алтаря, привязанные к нему большой цепью, сидели заложники, среди которых, вся в крови, была и Настя. Рид побежал освободить её, но тут же получил удар в спину. Тимур использовал их как приманку.
- Отличная попытка, но ещё далеко до финишной прямой!
- Нет, ты просто должен сдохнуть.
Хрейз хотел провести смертоносную атаку и воткнул нож в грудь Рида. Рабочева, увидев это, зарыдала, поняв, что это конец. Герой сделал шаг и упал. Он умер.
- Да, принц полумесяц - мертв!!!
- Возможно, возможно. Только я не Принц Полумесяц! А, ну да, И я не мёртв…
Тимур обернулся, Эдгар стоял с воткнутым в грудь ножом. Он сначала сбросил оружие, затем куртку, и под ней был бронекостюм с огромной трещиной по центру.
- Кевлар – в 5 раз прочнее стали.
Тимур хотел снова ударить, но Рид схватил его руку и перебросил через плечо, разбив головой противника стекло. Они оба вывалились на портик нижнего этажа.
- Хочу спросить тебя: если ты не Полумесяц, то тогда, кто он?
- Его не существует.
- Как и тебя? – с этими словами Тимур вскочил на ноги, но тут же под ним появилась с громким хрустом трещина. – Ни шагу больше!
- Неужели? – Рид нажал на раскол ногой, отчего он начал дальше расходиться в сторону Хрейза.
- Не…не..не…не… ты так не сделаешь! – Тимур выхватил из кобуры обрез, но от совершённого им резкого движения плитка окончательно обвалилась, и злодей полетел вниз, пробивая спиной ветхие этажи до тех пор, пока не почувствовал жуткую боль и холод в животе. Он с предсмертным ужасом оглядел толстый металлический штырь, пробивший насквозь его бронекостюм и его самого.
Рид висел на руках над пропастью.
- Я иду, держись! – послышался голос Насти.
Она вылезла в окно и схватила уже срывающегося Эдгара.
- Как ты смогла освободиться?
- Я сломала замок ножом этого негодяя, который он бросил в тебя. Эдгар, я так благодарна, что ты пришёл за мной. – Рабочева не сдержала чувств и прижалась к спасителю. – Я думала, что больше тебя не увижу.
- Нам сейчас нужно помочь Ракову.
- Здесь с нами человек, который отлично знает это место, он выведет нас.

*
- Когда я прощался с тобой 10 лет назад, ты был прекрасным человеком. Я любил тебя, мой кровный брат. Тебя, похоже, испортил твой титул, твое имя – Уинстон Полумесяц. Ты пытался порвать все связи со мной, сжечь все мосты. Но я нашёл тебя. И кем бы мы ни были, кем бы ни представлялись, мы всё равно остаёмся теми, кто мы есть: Уинстон и Вениамин Раковы-Ильсахаевы!!!
- Ты продал свою душу наёмникам, брат. Мне всегда было стыдно за тебя…
- А сейчас я хочу увидеть ключ.
- Смотри! – Родион достал из кармана маленький ключик на золотой цепочке, чья ручка была выполнена в виде нацистского гербы – стального феникса. – Я всегда мечтал найти того, кому я передам свои обязанности. И на обороте «Инкогнито» я и написал имя этого человека. И Ключ получит только тот, кто достоин!
- Дай его мне. – Родион бросил ключ Арсению, тут раздался оглушительный выстрел. Арсений упал на колени. Из темноты вышел Шмальт, держа в руках револьвер. Он подошёл к раненому и выхватил у него из рук ключ.
- Глядя на вашу Санта-Барбару, я тоже хочу вам признаться. – Шмальт достал из рубашки медальон с нарисованной свастикой. – В «Агрессоре» я всего лишь лейтенант Шмальт, а в «Дыхании памяти предков» - майор Овсыншмайн. Печать будет открыта, и рейх вернётся! А да, советую вам поторопиться! Чувствуете запах гари! Церковь горит…
Шмальт также неожиданно исчез.
- Догоняй его! У него же ключ.
- Он далеко уйти не сможет, полковник, «Печать» не даст, он взял ключ незаконно, и поэтому ему придётся ей заплатить. Давай я помогу тебе встать.

*
Шмальт подбежал к алтарю. Его преследовали жуткие шумы и голоса:
«Вор… Ты должен умереть… Отдай мне свою жизнь,… и я прощу тебе всё»
-ОТСТАНЬ! ТЫ ВСЕГО ЛИШЬ КЛИНОК! СКАЗОЧНЫЙ ПЕРСОНАЖ И ВСЁ!!!
«Тогда я заберу твою душу силой»
-НЕТ! ТЕБЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, ВЫЙДИ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!
Тут Шмальт оцепенел. На алтаре сидели несколько горгулий, сделанные, словно из угля, по всему их тощему телу бегали светящиеся красные иероглифы. Изо рта шла пена.
- Нет! Отойдите от меня, вас не существует.
В пустом зале раздался истошный крик.

Солдаты «Агрессора» выбили дверь в помещение. Возле алтаря лежал мертвый Шмальт, из глаз у него, как слёзы, текла кровь. Зунзова, находящаяся в том отряде, который вошёл в зал, подошла к телу и заметила какую-то золотую цепочку.
- Это ключ, он у него… Он погиб, но перед этим он раздобыл ключ.

*
Родион тащил Арсения на своих плечах по задымлённому коридору. Полковник прохрипел из оставшихся сил:
- Я хочу, чтобы ты понял… Мы оба поняли: мы с тобой, брат, те сказочные злодеи, которые должны проиграть в любой сказке, те, чья судьба уже кем-то написана… как обречённый белый голубь.

X
Церковь была полностью объята пламенем.
Вместо парадной лестницы была огромная огненная пропасть.
Татаров с Ранданко выводили заложников через основной коридор.
- Я словно видел это место, но в городе N меня никогда не было, я приехал сюда за неделю до начала войны…
- Дежа-Вю , товарищ прапорщик.
- Нет, это что-то больше. Словно я здесь бываю каждый день. – Тут Татарова что-то ударило в плечо. Это был человек, который как заворожённый побежал прямо навстречу огненной бездне. Затем второй, третий.
- Это «Печать»! Держи их!
Роман и Илья пытались сдержать их , но всё бесполезно… Люди прыгали в огонь один за другим. Татаров уже отчаялся, как вдруг в ушах его прозвучал голос, такой громкий и резкий, что Илья упал на колени и закрыл голову руками:
«Смотрите, я могу сделать даже самые страшные ваши кошмары»
Прапорщик с трудом поднял голову. К нему размерными шагами шёл демонический священник из его сна. «Сопротивляйся! Если ты погибнешь в иллюзии, то погибнешь и в реальности», - словно эхо раздавался голос знакомый голос Рида. Татаров крепко зажмурил глаза:
- Проснись, проснись, проснись.
Илья открыл глаза. Перед ним никакого демона уже, только Эдгар, пытающийся вытащить прапорщика через окно на портик, к которому уже подлетел российский вертолёт. Татаров ухватился за сброшенный канат и его затянули в кабину.
- Осталось вытащить Ракова, – висел в воздухе мой голос. Дружище потерял сознание…

*
Зунзова пыталась руководить эвакуацией своего отряда из горящего здания.
В тлеющем коридоре она с трудом в дыму разглядела силуэты двух людей, один пытался тащить на плечах другого, но заметив Сулико, положил раненого на землю, махнул рукой и побежал в глубь дымовой завесы. Зунзова, несмотря на протест коллег, побежала к раненому. Это был Грешидзе. «Агрессорские» медики положили его на носилки и отнесли его в бронетранспортер.
- Нашёл его и потерял, мой брат где-то тут.
- Можете успокоиться, господин полковник, здание вряд ли выдержит больше десяти минут.- Мрачный голос майора Нотсрена как всегда был сух. – У меня все равно есть хорошие новости. Рядовой…
Зунзова протянула Арсению заветный ключ от артефакта:
- Поздравляю Вас, принц Полумесяц II.

*
Раков залез через дыру на крышу. Его уже ждал вертолёт. Родион поднялся до половины каната:
- Рандако! Держи! – чеченец бросил Роману свёрток, в котором и было «Инкогнито». Оказывается, всё это время оно было с ним. – Я лишился ключа, я не выполнил свой долг. Я больше не могу жить, опозорив свой род. Я поклялся, что до самой смерти я буду беречь мир от «Печати». Я хочу, чтобы ты, мой единственный друг и ученик, нашёл ключ, во что бы то ни стало. Помнишь, мы в детстве учили:

«Лишь солнца луч чужой…
Огнём пройдётся по земле…
И мрак пройдёт, что был враг мой…
Откроет карта сказку мне…»

И с этими словами Родион спрыгнул с верёвки обратно на крышу и снова исчез внутри здания. Затем стены церкви начали шататься, гнуться, деревянные опоры стали складываться, словно карточный домик под ветром. Через несколько мгновений здание исчезло с лица земли.
Нам было тяжело пережить потерю друга. Всю дорогу мы молчали. Первым заговорил Срябцов:
- Всё те же мы… Нам целый мир чужбина…
Раньше я никогда не замечал важность такого литературного размышления этого рядового. Эти слова были, оказывается, эпиграфами нашей жизни…
Я посмотрел в иллюминатор. Далеко от нашего вертолета, на фоне яркого краснодарского солнца, летела стая прекрасных белых голубей. Свободные от всего…
Кто придумал нас? Кто написал нашу судьбу? Я так долго искал ответ, всю свою жизнью скитаясь по России. Когда я был близок к ответу, я лишь находил очередного лжемиссию. Теперь я знаю человека, который также искал ответ на этот вопрос…
… Я хочу рассказать вам про один фильм, который я когда-то видел:
«Будто жил когда-то один злой гений, который не был злым. Он был отзывчивым и умеющим сострадать, но ему было суждено умереть от рук алчного благородного рыцаря»
Кто же Раков : Злодей или Герой? Теперь лишь Бог знает ответ.
Остаться – одним посреди ада…
Выжить – не потеряв человеческое лицо…
И Победить – несмотря ни на что…

Комментариев нет:

Отправка комментария

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: