Ирина Сапунова, Московская область, п.г.т. Калининец

Мои увлечения: литература, живопись, танцы. Любимые книги: А. Пушкин «Евгений Онегин», «Пиковая дама», Л. Толстой «Детство, отрочество, юность», М. Рид «Всадник без головы», Ч. Диккенс «Приключения Оливера Твиста», Ж. Верн «Таинственный остров», О’Генри «Короли и капуста»

Золушка из России
Далеко от больших шумных городов жила девушка Дуня. Семья у неё была небольшая - отец да мать. У отца было маленькое поле, на котором он выращивал пшеницу. А мать с Дуней хозяйничали по дому. Надо кур покормить, пироги испечь, избу подмести, - в общем, много дел по хозяйству. А Дуняшка и не грустит, как свободная минутка, так она ложится под яблоньку и давай мечтать.
  Вот однажды в деревню приехал приказчик и говорит: «Всем бабам завтра же отправиться в лес и собрать для барина два кузова клюквы».
Собрались женщины утром, когда солнце только-только осветило верхушки деревьев, и в лесу ёщё было сыро и холодно. Запели они песню, да и пошли себе потихонечку собирать клюкву. Дуняша тоже за ними в конце плетётся. Листики холодные, веточки колючие, земля сырая. А Дуняшке ой как лень по лесу ползать да клюкву выглядывать. Вот она и решила схитрить: тишком-тишком, ползком-ползком, так и выбралась из леса в деревню. Домой идти нельзя, отец прибьёт, по деревне шататься - увидит кто! Куда же спрятаться? Глядь! Телега с кузовами стоит. Прыг она в кузов да дерюжкой накрылась. Хорошо, уютно, тут её и сон сморил. Пришли крестьянки с корзинками клюквы, приказчик у телеги стоит. Открывает он один короб, а тот уже полон и дерюжка сверху лежит.
- Молодцы, бабы! Уже один короб набрали! – говорит приказчик. – Насыпай в другой.
Запрягли коней, и поехала телега к барской усадьбе. Дуня в это время сладко спит. Подъехала телега к барскому дому. Набежали поварята, шум подняли, Дуня и проснулась. Выглянула она из короба, испугалась и прыг под телегу. Дворовые люди пришли, ягоду разгрузили, а Дуняшка из-под телеги вылезла и давай по двору прохаживаться, как ни в чём не бывало. Вышел барин на крыльцо, видит: девка бездельничает. Подзывает её к себе и спрашивает: «Ты чья?»
- Петрова, я.
- А пекаря нашего?! Так иди к отцу и скажи ему, чтоб завтра присылал тебя на работу в барский дом. Вон, какая здоровая вымахала! Нечего без дела шататься!
Что теперь делать Дуньке? Дальше своей деревни она и не бывала, куда её занесло, она и не ведала. Пошла искать дом пекаря Петра. Постучалась она в калитку, вышел к ней высокий усатый мужчина с добрыми глазами.
- Зрассьте, меня к вам барин прислал. Сказал, у вас пожить, а утром отвести меня на работу в барский дом, - выпалила Дунька.
- Ну, уж, если барин велел, то так тому и быть, - сказал пекарь. - Мать, иди сюда, к нам барин определил девчонку пожить.
Жена Петра была невысокой худенькой женщиной. Своих детей у неё не было и потому, как увидела она красавицу Дуньку, так и обрадовалась: «Проходи милая, чувствуй себя как дома». На душе у Дуни стало тепло, как будто она уже сто лет знает этих добрых людей.
Наутро Пётр отвёл Дуньку в барский дом на работу. Стоит она, вся оробевшая, и тут на крыльцо выходит мальчик лет двенадцати на голову ниже Дуньки. И небрежно пальчиком манит: «Ну-ка подойди сюда!»
- Это что за мелюзга?» - подумала Дуня, но всё-таки подошла.
- А ты что без дела шатаешься?
- Да вот меня на работу прислали.
- А раз на работу прислали, что стоишь?
- Я не знаю, куда мне идти, я здесь первый раз.
- Ну раз не знаешь, будешь у меня прислуживать.
- Ты кто такой, чтоб мной командовать?
- Я вот сейчас скажу приказчику, он тебе покажет, как с барским сыном разговаривать.
- Ну так бы сразу и сказал! Так чёго делать-то надо?

Вот так и осталась Дуняшка прислуживать у барчука. Ох уж и гонял он её, то туда, то сюда. Не привыкла Дунька трудиться, - домой хочется, на печке полежать да морковку погрызть. Так бы и жила в скуке да мороке, но надумал барин к соседу–генералу наведаться, с днём ангела поздравить. Барчук тоже с ним увязался и Дуньку с собой прихватил, чтоб прислуживала ему. Посадили её рядом с кучером на облучок, и началось у неё настоящее путешествие. Цветущие луга, тихие речки, рощи да леса, и вот наконец генеральский дом.
- Какой большой красивый дом, даже больше чем у нашего барина. Такой разве что у царя есть! – подумала Дуня.
Навстречу им вышел дворецкий и сказал: «Пожалуйте в дом!».
Барин уверенно шагает впереди, барчук за руку отца держит, побаивается слегка, а Дунька так вообще засмущалась, от страха ноги ватные. Входят они в залу, там гости стоят, разговаривают об охоте, о рыбалке, о том какой урожай осенью будет. В центре зала стоит генерал, с медалями, с орденами, важный и гордый. А рядом с ним дочка стоит. Дунька, как увидела её, так и обомлела: этакой красавицы она и не видела. А уж какое платье на ней белоснежное с голубым воротничком! Драгоценности блестят и переливаются, так что в глазах слепит. Барин с сынком пошли генерала поздравлять, а Дунька около входа мнётся. Гости за стол усаживаться начали, Дуня сзади барчука поодаль стоит, мало ли, что прислужить понадобиться. Гости пьют, едят, речи за здоровье хозяина говорят. Генерал во главе стола сидит, с господами разговаривает, смеётся. Рядом с ним дочка улыбается, с приезжими дамами по-французски говорит.
- Папа, посмотри, какая у того барина служанка красавица, а мои-то все дуры набитые, бестолковые да страшные и конопатые, - пожаловалась отцу генеральская дочка.
Генерал внимательно посмотрел на Дуняшу. И в самом деле: у Дуньки большие карие глаза с длинными пушистыми ресницами, красиво очерченные алые губы и тонкий прямой носик. Каштановые вьющиеся волосы мягкими волнами ложатся на изящные плечи. Роста она чуть выше среднего, стоит, стесняется, глазки опустила, только изредка гостей с любопытством рассматривает.
- И, правда, милая. Поговорю я с ним, может, уступит он нам её, - сказал генерал.
После праздничного обеда генерал подошёл к барину и сказал: «Моей дочке уж больно понравилась твоя служанка. Уступи мне ёё, а я тебе сколько надо заплачу.»
- За честь почту отдать вашему превосходительству мою служанку. И денег мне не надо, - уважительно сказал барин.
Вот и пришлось Дуне остаться жить в новом доме. «Ну, дела, - думает она, - ещё недавно была в барском доме, а теперь – в генеральском.» Хорошо жилось Дуньке у генеральской дочки. Работа у неё нетрудная: то платье погладить, то косы барышне заплести, то за пирожками с кофеём сбегать. Дунька послушной была, с барышней любила поговорить о том, о сём, о девичьем. Понравилась она барышне, та ей то платье почти новое подарит, то туфельки, то платочек. Так, что Дуняша сама как барышня стала.
Как-то раз за завтраком генерал обрадовал всех: «Зажились мы здесь в деревне, скучно стало, давайте-ка в Петербург собираться!» У Дуни от такого счастья голова кругом пошла. О Петербурге она только и слышала от барышни, что там царь живёт, важные дамы и кавалеры по улицам гуляют, балы каждый вечер устраивают. Начались радостные сборы. Дунька свои самые лучшие платья укладывает, только и думает, что о Петербурге. Через несколько дней они отправились в путь.
Дуняша сидела в карете вместе с барышней вся в ожидании чуда. И вот, наконец, далеко впереди появились сверкающие золотые купола церквей. И барышня сказала: «Ну наконец-то Петербург.» Ещё полчаса тряской езды, и вот она генеральская усадьба. В доме поднялась страшная суета. Слуги таскали корзинки, баулы, сундуки. А Дуняша с барышней поднялись на второй этаж и уселись отдыхать в огромные широкие кресла.
- Ах, как я соскучилась по петербургским магазинам! Мне так хочется купить новые платья, туфельки и французские духи, - мечтательно промолвила барышня.
У Дуньки от таких слов дух захватило. Через полчаса они уже шли по петербургским улицам, разглядывая торговые витрины, проезжающие экипажи и важных господ, которые сидели в них. С набережной прилетел слабый прохладный порыв ветра. В этом дуновении ветерка она почувствовала что-то необычное для неё, что впоследствии изменит всю её жизнь. В магазине у Дуни разбежались глаза от такой роскоши и красоты. Барышня примеряла одно платье за другим. Она была в таком восторге, что этот восторг передался и Дуньке. Она подносила генеральской дочке платья, помогала застёгивать их, а в мечтах примеряла на саму себя. Дуняша, нагруженная коробками с покупками, шла рядом с барышней, весело болтая о платьях, туфельках, платочках и шляпках. Когда они вернулись домой, барышня снова стала примерять свои новые купленные платья, и на радостях подарила Дуне свои старые, которые были совсем нестарые, а очень даже новые. Дни летели так быстро, не успеешь оглянуться. И Дунька уже обжилась в новом городе.

Однажды вечером барышня сказала Дуне, что на следующей неделе состоится бал в доме князей Щербаковых. И Дунька сразу спросила: «А что? Может быть, я вам нужна буду на балу? Прислужить чего понадобится…»
- Знаю я, на бал хочешь попасть. Вижу я тебя насквозь.
- А кому же не хочется! Так я же не танцевать, а посмотреть только и вам прислужить!
- Ну ладно, так уж и быть!
Дуняша была на седьмом небе от счастья. Она считала дни, оставшиеся до бала, и каждый день переспрашивала барышню, не отменили ли бал, не перенесли ли на другой день. А та улыбалась и говорила, что всё так и осталось. Наконец наступил долгожданный день. Барышня готовилась к этому балу с самого раннего утра. Дунька крутилась как заведённая, приносила то одно платье то другое, то заплетала барышне волосы, то расплетала. Наконец и до Дуньки очередь дошла. У неё то и платьев немного,- всего три штуки, что барышня подарила. Два часа ушло у Дуньки на эту задачку. Барышня осмотрела Дуньку критическим взглядом и сказала: «Ты в этом платье собираешься идти? Ну уж нет! Позорить меня будешь. Вон, пойди возьми моё голубое платье, в котором я на деревенских балах в прошлом году танцевала. Для тех мест оно хорошо было, а вот для Петербурга совсем не годится. Одевай его, для тебя оно и так сойдёт».

Но вот всё готово, карета с кучером у дверей дома, Дуньку как в лихорадке колотит! Наконец-то поехали! Большой двухэтажный дом, все окна освещены ярким светом. Перед домом стоит множество карет. У входа в дом лакей открывает двери для гостей. Барышня с Дуней скинули верхнюю одежду и поднялись по широкой лестнице в танцевальную залу. На хорах зала расположился оркестр со своими скрипками и виолончелями. Танцующие пары задевают друг друга широкими кружащимися юбками, у стен стоят дамы и кавалеры. Пожилые дамы собрались в кружок и оживлённо что-то обсуждают. Барышня осмотрелась и увидев, своих знакомых направилась к ним. А Дуне сказала: «Ступай вон в ту комнату для отдыха, если что, я тебя там найду». Дуняша время от времени выглядывала в большую залу, смотрела как танцуют и думала: «О, это не то, что у нас в деревне пляшут! Какие здесь красавцы-кавалеры, какие наряды у дам!» Дунька - деревенская девушка, подумала, что она попала в волшебный мир. Она смотрела во все глаза на танцующих, старалась углядеть каждый поворот, каждое движение. Ей так хотелось танцевать как они! Приехав домой, Дуня уложила барышню спать, а сама ушла в свою комнату и стала там кружиться, негромко напевая. То головку наклонит, то ножкой притопнет, старалась вспомнить всё, что видела на балу. Теперь, когда она вечером возвращалась в свою маленькую комнатку, она вспоминала тот прекрасный вечер и танцевала, и танцевала…

Прошла неделя, и барышня снова стала собираться на бал. Теперь они поехали уже в другой дом, но такой же большой, такой же прекрасный. Теперь Дунька уже осмелела и не пряталась в соседних комнатах, а стояла у входа в зал, разглядывая танцующих. Дуня была одета в чудесное голубое платье, расшитое васильками, которое ей подарила барышня. На ней были белые атласные туфельки, а её тёмные волосы были уложены в пышную причёску. Дуня хотела уже направиться в другую комнату, как вдруг услышала: «Сударыня, разрешите пригласить вас на танец?!» Она вздрогнула и повернула голову. Перед ней стоял стройный темноволосый юноша в расшитом золотом фраке. Он смотрел на неё с улыбкой и ожиданием. Дуня растерянно смотрела на прекрасного незнакомца. В её голове лихорадочно проносились бессвязные мысли одна за другой. Не дожидаясь её ответа, он подхватил её за талию, и они понеслись в танце. Ноги её путались и запинались, но юноша крепко держал её за талию, и она чувствовала в нем решительность и уверенность. С каждой минутой страх исчезал из её сердца, и удовольствие от танца наполняло её все больше и больше. Музыка закончилась, и юноша бережно взяв её под локоть, повёл её в комнату для отдыха, где стояли крюшоны, лимонады и шампанское.
- Как вас зовут, сударыня?
- Дуня, - немного замешкавшись, сказала она. – Ой, извините, Евдокия.
- А меня зовут Михаил. Как вам нынешний бал? Хозяин дома выписал этот оркестр из самой Вены. А вы бывали в Вене?
- Нет, - робко ответила Дуня.
- Может быть, вы разрешите пригласить вас ещё на один танец?
- Ну, может быть,- кокетливо промолвила она.
И они закружились в танце. Теперь Дуня уже уверенно двигалась в такт музыке и изредка поглядывала на него. Необычайное чувство свободы и восторга наполнили её душу. И она не заметила, как её хозяйка стоит у стены зала и злыми глазами смотрит на танцующую Дуню. Музыка закончилась, и они остановились. Кто-то легонько тронул Дуню за плечо, она обернулась и увидела барышню. Сердце её бешено забилось от страха. Она что-то невнятно пробормотала и пошла за барышней, которая не оглянувшись уходила в сторону.
- Ты что, совсем с ума сошла! Да чтоб служанка танцевала с господами! Как ты осмелилась?! – тихо, чтоб никто не слышал, затараторила барышня.
Дунька не знала что отвечать, смотрела в пол и краснела.
- Сейчас же поезжай домой, и чтоб духу твоего здесь не было! – гневно зашипела она.
Дуняша вся в слезах оделась и пошла к карете. Дома, наплакавшись вдоволь, она со страхом ждала возвращения барышни. От волнений прошедшего вечера, Дуня незаметно для себя заснула.

На следующий день она, с замирающим от страха сердцем, вошла к барышне.
- Ну что, явилась бесстыдница?
Дуняша стояла, опустив голову, и ждала чего-то ужасного.
- Молчишь негодница! Так вот я тебе скажу: больше никаких тебе балов, никаких развлечений!
- Ой, простите меня Елизавета Петровна, я не хотела, как-то само собой получилось,- залебезила Дунька.
- Ну ладно, ладно иди и принеси мне крюшону.
И с тех пор барышня брала на балы уже другую служанку. А Дуньке только и оставалась, что плакать по ночам в подушку да вспоминать свой единственный танец на балу. Так потянулись долгие скучные дни. В один из таких дней барышня послала Дуню за покупками. Набегавшись по магазинам, Дуняша присела на лавочку, каких много было в Санкт- Петербурге. Она и не заметила, как рядом с ней остановилась карета, и из неё вышел ОН.
- Здравствуйте милая Евдокия,- сказал Михаил. Дуня испуганно взглянула на него, покраснела и от этого стала ещё красивее.
– Здравствуйте,- немного смутившись, робко ответила она.
- Подвести вас до дома?
- Ой нет, что вы не надо,- запротестовала Дуня.
- Тогда давайте я вас провожу. Сейчас отличная погода.
Они пошли рядом, весело разговаривая, а карета поехала сзади. Впервые за много дней Дуня была счастлива после всех невзгод на неё свалившихся. Михаил рассказывал ей всякие весёлые истории из своей петербургской жизни. Немного не дойдя до дома, в котором жила Дуня, она стала прощаться, чтобы никто не увидел её с Михаилом.
-Давайте встретимся завтра,- предложил Михаил.
- Ой, ну я не знаю.
- Завтра в 12 часов я вас буду ждать у входа в Летний сад.
Весь вечер Дуня провела в ожидании предстоящей встречи. Она ни о чём другом не могла думать. Утром она стала примерять все свои платья, и никак не могла решить, в каком же её пойти. То она выбирала голубое платье в белую горошину, то нежно-розовое. Выбрать из них самое красивое - дело, я вам скажу, непростое. Наконец она остановилась на прекрасном синем платье с длинными рукавами с белым широким поясом на высоком лифе.

В половине двенадцатого Дуня выскочила из дому, и, порхая как бабочка, поспешила к Летнему саду. Михаил уже ждал её. Когда она увидела его, она заробела, засмущалась и уже медленным неспешным шагом подошла к нему.
- Здравствуйте!
- Здравствуй моя милая! Вы прекрасно выглядите! Давайте войдём в сад.
Дуня шла, переполненная радостью этой встречи. У неё было чувство, что она знает Михаила много-много лет, и одновременно она боялась, что это счастье может в один миг закончиться. Они прогуливались по саду, и Михаил рассказывал о том, как он недавно был на балу у князей Нехлюдовых.
- Ах, эти балы! Сколько там роскоши и великолепия. Но, знаете, Дуня, иногда так хочется уйти от всей этой суеты! Поэтому я так люблю Летний сад за его тишину и покой!
- Я тоже люблю сады, поле, лес. Иногда хочется уйти из дома и послушать пение птиц, напиться из прохладного лесного ручья. Придти в поле, лечь на траву и смотреть долго-долго на небо, на проплывающие пушистые облака. А потом придти довольной домой и лечь на теплую печку.
Михаил недоумевающе посмотрел на Дуню.
- Ах! Я имела в виду, чтобы лечь на диван рядом с горящим камином.
Так шли они, мило беседуя, как вдруг Михаил неожиданно остановился и стал серьезным. По аллее, навстречу им шел человек в военной форме. Михаил наклонил голову в легком поклоне и сказал: «Ваше величество, здравствуйте!
Дуня не успела даже испугаться и присела в неуклюжем реверансе.
- Здравствуй Михаил! Ты давно уже не был у нас. Мария Федоровна пеняет мне на это!
- Ваше Величество! Я ездил по неотложным делам к своей матушке и вернулся только вчера. Я хотел бы прийти к вам послезавтра, если позволите.
- Ну, зачем же послезавтра, приходи через три дня. Мария Фёдоровна устраивает большой бал, и не забудь пригласить свою очаровательную спутницу.
- Спасибо за приглашение, мы обязательно придём.
Император пошёл к выходу из Летнего сада, а Михаил с Дуней продолжали гулять.
- Боже мой!- думала Дуня. – Это я крестьянская девка и тут на тебе - на бал к царю. А Миша то выходит близкий царю человек… Что ж теперь со мной будет? – с ужасом думала Дуня.
В таких противоречивых чувствах она продолжала гулять с Михаилом. И уже не было чувства лёгкости и беззаботности, но поселилось чувство тревоги.
- Я вижу, вы взволнованы. Не беспокойтесь! Ведь вы такая чудесная девушка! Я вижу, вы с первого взгляда понравились царю, а с ним это так редко бывает. – Перед балом к девяти часам вечера я подъеду за вами к вашему дому.
- Нет, нет, нет, нет, нет! Ни в коем случае!- испуганно сказала Дуня.
- Ну почему же?- удивился Михаил.
- В наш дом приехало много родственников, а они такие любопытные! Я сама подъеду к девяти часам. Ждите меня у входа.

Следующие два дня Дуня провела в полном смятении. Она никак не могла решить в чём пойти на бал. У Дуни было единственное бальное платье, которое ей подарила барышня. – Но он же видел меня в нём на том балу,- подумала она. – Что же делать?! Недолго думая, она помчалась на Невский проспект, обошла множество магазинов и остановилась в одном из них. Её взору представилось огромное количество атласных ленточек разных расцветок, всевозможных рюшечек, бантиков, разноцветного крупного и мелкого бисера и, конечно же, накрахмаленных белоснежных кружев. У нашей Дуни было очень немного денег, а ей так понравились кружева и разноцветный бисер.
- Ах, как они подошли бы моему платью! Если б у меня было ещё тридцать копеек, - с огорчением подумала Дуня.
Она попросила приказчика принести ей ещё кружев и, наконец, выбрала из них самые привлекательные. Конечно, они были не такие красивые, но на эти у Дуни хватило денег.
Поздно вечером, когда все уснули, Дуня стала с любовью пришивать кружева на рукава своего платья. Бисером она украсила декольте. Ах, какое стало платье! Как на витрине дорогих магазинов.

Вечером третьего дня она отпросилась у барышни, пойти в гости к деревенской подружке. Дуня надела платье и незаметно выскользнула из дому через заднюю калитку. Пробежав несколько переулков, она наняла извозчика и поехала к Зимнему дворцу, где уже стояло десятка два карет. Она вдруг живо представила себе то, что ожидает её там, в освещённом дворце,- музыка, цветы, танцы, государь, вся знать Петербурга. У парадного входа её ждал Михаил. Дуня взяла его под руку, и они пошли к широкой лестнице, ведущей в залу. У входа в зал стоял дворецкий, который громко объявил: « Князь Михаил Воронцов» В зале висела огромная люстра, а по стенам в канделябрах горели свечи. Негромко играла музыка, гости стояли по стенкам и тихо переговаривались, ожидая государя. Князь Михаил с Дуней прошли в зал. По пути он лёгким поклоном головы приветствовал своих знакомых. Неожиданно в дальнем конце зала открылась дверь и стоявший там дворецкий громко объявил: «Его Величество государь император Александр!» Музыка замокла, мужчины сделали поклон головой, а дамы присели в реверансе. В зал вошёл император вместе с женой Марией Фёдоровной и направился к трону. Вновь заиграла музыка, и некоторые пары закружились в лёгком танце, шелестя своими пышными юбками. Дуня стояла, сдерживая дыхание, радостными глазами глядела перед собой, готовая к величайшей радости в своей жизни. Спустя некоторое время Михаил с Дуней тоже присоединились к танцующим парам. В этот вечер Дуня была как никогда прекрасна. Пышная причёска и платье, украшенное кружевами и бисером, сделали её похожей на небесного ангела. Так, что она не боялась, быть узнанной знакомыми генерала или его дочери. Закончив танец, они вернулись на своё место, где их ждал слуга.
– Ваше превосходительство,- обратился он к Михаилу. – Государь император просит вас подойти к нему.
Вся дрожа от страха на негнущихся коленках, Дуня вместе с Михаилом подошла к трону. Мария Федоровна внимательно осмотрела Дуньку и ласково ей улыбнулась.
- Здравствуй мой дорогой Михаил,- приветливо сказал император.
Михаил склонил голову в поклоне и сказал: « Здравствуйте Ваше Величество!» Потом он подошёл к Марии Фёдоровне и поцеловал её протянутую руку. А Дуня присела в глубоком реверансе, который она вечерами долго разучивала у себя в комнатке.
- Как тебя зовут моё прелестное дитя?- спросила императрица.
- Евдокия, - потупив глазки, промолвила Дуня.
- Михаил, у тебя очаровательная спутница!- сказал император.
- Ваше Величество, я полностью согласен с вами. И собираюсь сделать этой замечательной девушке предложение руки и сердца. И посему прошу у вас разрешения.
- Благослови вас Бог, дети мои!- произнёс император.
Взяв Дуню за руку, Михаил повёл её в одну из комнат дворца. Там он протянул Дуне коробочку с кольцом, на котором сверкал бриллиант и, преклонив колено, дрожащим от волнения голосом сказал: «Милая Дуня, я прошу вашей руки и сердца. Вы согласны стать моей женой?»
Опустив глаза, еле слышным голосом она сказала: «Да»
Через несколько дней в Исаакиевском соборе происходило венчание Дуни с князем Михаилом. В соборе собралось множество знатных гостей. И среди присутствующих был сам государь император вместе со своей супругой Марией Фёдоровной. На Дуне было необыкновенной красоты белоснежное платье. К её тёмным волосам была приколота белая роза. Пели церковные хоры, священники читали молитвы. Пахло ладаном. И наконец, священник произнёс: «Объявляю вас мужем и женой!»
На площади перед Исаакиевским собором теснилось много простого народа, которые пришли посмотреть на государя императора и венчающуюся пару. Недалеко от входа в собор стояла барышня Елизавета Петровна со своей подругой, которая тоже пришла посмотреть на великое торжество.
Михаил с молодой женой сели в открытую карету, запряжённую четвёркой белоснежных лошадей, и тронулись с места. Когда карета проезжала мимо барышни, Елизавета Петровна посмотрела на новобрачную и удивлённо сказала своей подруге: «Как эта девушка похожа на мою исчезнувшую служанку!»

Комментариев нет:

Отправка комментария

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: