Элона Интезарян, Белгородская область, город Шебекино

Я активный читатель библиотеки для молодёжи г. Шебекино - филиала №9, нравится фантастическая литература. Увлекаюсь изучением иностранных языков, истории.

Ведьма
рассказ

По серой грязной площади, вымощенной выщербленным булыжником, вели молодую девушку. Толпа по бокам дороги расступалась перед ней, как перед прокаженной. Она была одета в какую-то сорочку из грубой мешковины, ее руки были связаны толстой веревкой. Девушка ступала по булыжнику босыми ногами, сбитыми в кровь, на нежной тонкой коже рук виднелись синяки и ссадины.
Она была невероятно красива, с длинными волосами цвета червонного золота, алыми губами и магнетическими зелеными глазами, ее ангельское лицо будто светилось небесным светом… Даже в своих странных одеждах, с синяками, связанная, она была невыразимо прекрасна. Она была не похожа на остальных людей, она была другая.

Она шла, высоко подняв голову, устремив в небо глаза, словно прося его о чем-то. Молчаливая ненависть людей к этой странной девушке наэлектризовала воздух, когда их страх перед девушкой стал слабее стремления причинить ей боль, в нее полетел камень… Девушка подняла руки к лицу, с разбитых губ падали капельки крови. Толпа торжествующе взревела, ее боль опьяняла их. «Ведьма! Ведьма! Сжечь ведьму!» - кричали люди в неистовом безумии, теряя последние остатки человечности. Девушка снова подняла в небо глаза, что-то сбивчиво зашептала. «Она творит заклинания! Призывает на нас дьявольские силы! Бесовка! Шлюха сатаны! Сжечь ее!» Наконец ее подвели к подмосткам в центре городской площади. Поднявшись по ступеням, девушка вглядывалась в толпу, в знакомые лица, искаженные дьявольскими масками, ища хоть каплю сострадания, хоть немного жалости, и не могла найти… Они сейчас походили на диких зверей, на алчущую крови стаю хищников. Ненависть и тайный страх перед ней, той, которая никому из них ничего плохого не сделала, выжгли их лица. И тогда она заплакала от жалости к ним, к тем, кто добровольно отдавал души тьме, к тем, кто жаждал предать ее огню.

Она всегда была слишком добра к ним. Она старалась помочь горожанам, как могла. Она лечила их, молилась за них ночи напролет. Невежественные дикари, они не хотели помнить ее доброту к ним, они безумно боялись ее, их сдерживал только ее отец. Когда он умер, некому было ее защитить от них. И тогда хватило маленькой искорки, чтобы разжечь их ярость, желание избавиться от чужой им.

Девушку привязали к столбу, положили вокруг пуки хвороста и сухой соломы. Она молча стояла и ждала смерти, прося Бога сжалиться над ее мучителями. Молодой стражник наклонился, чтобы поджечь костер. Огонь не желал разгораться, как-будто понимал, что казнят ни в чем не повинную. Наконец, хворост начал тлеть, затрещали искры. Девушка смотрела на тех, кого она хорошо знала. Все они пришли увидеть ее смерть, увидеть, как сожгут ведьму, весь город, каждый до единого человека. Даже детей привели. Ей было безумно больно и страшно, она не могла понять, в чем она виновата перед ними. Пламя лизало ее ноги, постепенно охватывая хрупкую фигурку целиком, она стояла объятая им, словно принадлежащая огню… Раздался крик невыносимой боли. Какой-то юноша бежал к ней сквозь застывших в ожидании людей. Он упал на колени и рыдал, колотя по земле руками. Она еще могла видеть его, она могла бы кричать. Но, любя и щадя его, она не кричала, крепко стиснув зубы. Она была слабая, но она, молча, выносила неистовую всепоглощающую боль. Когда она уже не могла больше терпеть, она снова вскинула в небо глаза и закричала. Это был протяжный крик нечеловеческой агонии, от которого все стоящие на площади вздрогнули… Наконец, огонь прекратил ее мучения, она сгорела…

С неба полил дождь, он лил и лил все сильнее, но огонь не затухал, он только больше разгорался, как будто хотел добраться до этих людей, отомстить за ту, что была чище и светлее всех их. Люди будто очнулись, осознавая, что натворили…

Разбушевавшаяся стихия не утихала ни на минуту, неистовый ветер срывал крыши с домов. Обезумевшие от страха люди бежали из города, крича, что ведьма мстит им с того света. А огонь все горел, объяв уже весь город, он пылал, пока не выжег все дотла…

Когда месть свершилась, небеса очистились и пошел снег. Он покрывал пепелище, мягкими хлопьями ложился на землю, пришло прощение этой земле.… Она вымолила для них прощение у небес…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: