Нурслу Мухамедьярова, город Оренбург

Я увлекаюсь иностранными языками, чтением зарубежной литературы. Коллекционирую открытки, люблю слушать фолк музыку и читать вслух стихотворения Маяковского.
Мои творческие работы написаны по темам: «Легенда о Базар - Бикет» и «Осень глазами А. С. Пушкина». Первая работа посвящена родному краю, а именно холму Базар - Бикет, находящемся в нашем поселке. За основу я взяла легенду о двух влюбленных, которые прыгают в пропасть из-за несчастной любви, оставляя в память о себе холм, названный в их честь. Меня вдохновила эта легенда, и я решила написать о ней в жанре художественной литературы, а именно в литературной обработке. Я хочу, чтобы эту историю знали не только жители моего поселка, но и другие люди, ценящие народные сказания и легенды своего края, понимали ценность народного творчества, берегли истории, связанные с родным поселком, районом, краем.
Вторая работа посвящена А. С. Пушкину. Речь в работе пойдет о его любимом времени года – осени, и как она влияла на творчество великого поэта. Первоначально, это произведение было подготовлено на Всероссийский творческий конкурс «Мой Пушкин», где все участники писали о творчестве, жизни любимого писателя, об осени, которую Пушкин возвышал над всеми временами года. Я же в своей работе предпочла написать свой взгляд на осень и свое виденье поэта, его размышления по поводу новых произведений. Как будто я нахожусь рядом и вижу эту картину, где он, гуляя по аллее, сочиняет новые стихотворения, размышляет о жизни, красоте осени и прекрасных моментах в жизни, которые можно запечатлеть на листок и превратить в шедевр.


Легенда О Базар-Бикет
1

В каждом уголке нашей необъятной Родины живут интересные легенды. Они частички истории края, любовно отшлифованные людьми разных поколений и дошедшие до нас уже как шедевры устного народного творчества. Эти легенды несут в себе тайну ушедших времен; чьи – то судьбы заставляют переживать за то, что творилось на родной земле до нас, до нашего появления.
Есть легенды и в истории моего села Ащебутак. Они в памяти жителей села, их с удовольствием рассказывают краеведы школьного музея. В одной из них запечатлен образ самой Екатерины Великой, которая якобы приезжала в наши края. После пира в байской юрте царица, как утверждает народная летопись, громко сказала: «Еще бы так!» Казахи подхватили необычные слова: «Аще бы так! Аще бы так!». Так появилось название села –Ащебутак.
Живет в народе и романтическая история о горе Базар-Бикет, что высится за рекой, украшая ландшафт села. Почему гора названа именами девушки и парня? Какая трагедия разыгралась в далекие времена на этой горе? Людские домыслы вылепили интересную легенду.

2
Прохладная река так и зовет окунуться в нее. Но я, вглядываясь в ее прозрачное дно, где идет неведомая нам жизнь быстро снующих между ног рыбешек, перехожу Орь. Не могу, реченька, я тороплюсь к Базар- Бикет. Искупаться успею и на обратном пути.
Путь до горы не близок. Позади, за рекой, остались рев сонных коров, окрики и свист пастухов, рокот трактора. Впереди знакомый до боли степной пейзаж: полевая трава, незатейливые цветы. Там-сям пробегают жирные суслики. Красиво качается под легким утренним ветерком седой ковыль — романтический символ моего степного края. Вон лошади пасутся. Старый человек сидит на камне. Наверное, сторожит коней. Из- под ладони на меня смотрят с любопытством выцветшие, но живые глаза. Здороваюсь, объясняю, куда иду. Ласково смеется, одобрительно качая головой.
Иду дальше. На горизонте сошлись земля и небо, ровное и розово-васильковое. Опять смотрю на цветы. Неброские степные цветы... Наверное, жители южных краев никогда бы их и не заметили. Разве это для них цветы? Ну что ж, они избалованы природой. Красота василька или полевого колокольчика понятна лишь нам, степнякам. Я и мои подружки знаем все потаенные уголки в окрестностях села, где зацветают в свой недолгий век цветочки. И сегодня на пути к горе меня встречают беленькие глазки лютиков, чуть дальше желтеет куриная слепота. Я даже степные гвоздики нашла, они розовые, маленькие. Приняла с радостью в свой букет и отцветшие бутоны сон-травы. И ковыль пригодился: он прямо-таки облагораживает мой незатейливый букет. А вот и чертополох, верхушку которого украшает красивый бутон. Осторожно, боясь уколоться колючим красавцем, втыкаю его в самую середину моего букета…
Базар-Бикет неожиданно выступил впереди темным силуэтом. Здравствуй, гора! Древняя земля песчаного холма тепла, прогрета солнцем. Рядом озеро — старица, берега которого густо заросли дикими кустами шиповника и тальника. Говорят, здесь много ежевики, удивительно вкусной ягоды. Но эту озерную ягоду с удовольствием поедают мышки — полевки, жучки и вся та летающая рать, которой здесь видимо — невидимо. Люди ее не едят: здесь много змей. Огромные тополя важно стоят на правом крутом берегу озера, шевеля листвой в такт музыке ветра. Ветер здесь сильней. Он теребит мои волосы, шевелит цветочки в букете. Вот погнал верблюжью колючку. Ты, ветер, старый, старее, чем сама земля, чем этот песчаный холм, который мы, ащебутакцы, зовем горой. Ты видел их, Базара и Бикет, живых, юных, счастливых, слышал их смех! Ты видел их смерть, нет, подвиг во имя любви! Расскажи. Я пришла слушать их историю.

3
В доме местного бая* разразился небывалый скандал: единственная дочь, красавица Бикет, нежная, как утренняя заря над озером, гибкая, как речной тростник, отказалась выйти замуж за достойного жениха из далеких земель! Широко разносились вести о его неисчислимых стадах, о богатых юртах: зайдешь — не выйдешь — не насмотришься! Странники с жаром рассказывали о многодневных праздниках, которые устраивал тот богач. Множество знатных гостей, конные скачки, айтыс* талантливых певцов, щедрые дастарханы*, подарки — все говорило о богатстве. Вскоре люди донесли тому богачу, что у реки Орь живет бай, который тоже богат, как и он. Далекого богача не интересовали чужие стада, но его немолодое сердце взволновали рассказы о красавице Бикет, чей нежный голос пел вечерами при закате солнца о любви. И вот уже посланы сваты, назначен день свадебного тоя.
Старый бай угрюм и мрачен. Уже и калым*пришел — верблюды, навьюченные подарками, стада баранов, коров. Стыд-то какой! Дочь, которой до последнего дня велено было не сообщать о сватовстве, чтобы потом радостнее была новость, отказывается от своего счастья! Да где же это видано, чтобы от такого жениха нос воротили. Сердцем бая ворочала злоба: Бикет не просто отказывалась, она прямо объявляла о причине отказа. Дочь влюбилась в его пастуха! В его слугу! В одного из тех, которые с утра до ночи работали на него, на его семью. Он и людьми- то их не считал. Баю казалось, что те явились на свет, чтобы только ему служить. За любую провинность самолично бил их кнутом, да, видно, мало. Как смел этот Базар полюбить ЕГО дочь!
Ночью его люди пытались бить пастуха, но рослый и сильный Базар раскидал их в разные стороны. Да, бог не поскупился ни на силу парню, ни на красоту. Высокий, статный, он всегда выделялся в толпе. Его большие черные глаза смотрели без страха, спокойно. Бая это раздражало, но он не придавал особого значения взглядам слуг. Слуги есть слуги, как бы они ни глядели. Слуга смелый, пока молодой, а там смирится со своей долей, притихнет. Но этот!.. Как смел он полюбить ЕГО дочь?! Но свадьба будет! Еще никто до сей поры не смел перечить воле бая. Решение принято: пастуха Базара продать в далекое село, дочь уговорить, а там стерпится-слюбится. Она еще слишком молода, не понимает своего счастья…
Неожиданный крик прервал его размышления. Это кричала старая кормилица. Бикет сбежала! Его надежда, его дитя, любимое и единственное! Дочь предала отца!

4
Молодые герои спрятались в камышах у озера. Испуганные глаза девушки всматривались в лицо Базара. Что будет с ними дальше?! Куда они пойдут? Базар знал, что за ними давно уже вышла погоня. Любимчики бая не пощадят их. Далеко им, пешим, не сбежать. Тревога за судьбу любимой девушки остро жгла сердце. Не быть им вместе! Их любовь окружена ненавистью со всех сторон. Не простит бай, не простят и свои — ты почему навлек несчастье на наши головы, бай теперь совсем озвереет!
-Бикет, послушай! Мы с тобой не пара! Ты дочь богатого и знатного бая, а кто я? Я не имею права любить тебя. Вернись домой. Забудь меня.
-Базар, назад для меня дороги нет. Куда ты, туда и я.
Долго убеждал парень девушку вернуться в аул*, сказать отцу, что пастух насильно увел ее с собой, но Бикет была непреклонна в своем решении — идти с ним.
Вскоре они услышали конский топот и голоса мужчин. Раздвинув кусты, Базар и Бикет увидели, как байские молодчики спешились и направились в сторону озера. Бикет взглянула в лицо любимого и не увидела страха. Лишь только решимость защищать ее, свою любовь. Молодые герои, не сговариваясь, повинуясь какому-то внутреннему неоспоримому решению, взялись за руки и подошли к отвесному краю старого озера.
…Подбежавшие байские люди остолбенели от невиданного: взявшись за руки, с крутого берега прыгнули в воду Базар и Бикет. Прыгнули, чтобы стать вечностью.

5
Долгими зимами над Базар – Бикетом метут бураны, и редко кто тогда забредет на гору. А весной гора расцветает яркими тюльпанами, радующими людей своей короткой красотой. Но особенно хороша гора сейчас, на закате летнего дня. Вечернее солнце высвечивает все вокруг самыми разными оттенками красного цвета, и мир становится странным, сказочным. Кажется, вот-вот раздастся звонкий смех Бикет или пронесется скачущий на коне Базар.
Пора домой. Уже тревожно позванивает мама. Кладу букет к подножью горы и оглядываюсь. Мир затих: молчат тополя, не снуют зверьки, затих ветер. Только назойливая мошкара гонит назад, к цивилизации.
Пересекая речку, сбрасываю шорты и футболку и лечу в воду. Да, что ни говори, а купание на вечерней заре –лучшее, что есть на свете. Так бы плескалась в речных волнах, но невольно вспоминается суеверное предостережение мамы: «Нельзя купаться ночью». А так хорошо! Благодарю речку, прощаюсь с нею до завтра. А мне уже желают «спокойной ночи» мои подружки-цветочки, сонно покачивая полузакрытыми головками.
Как же радостно жить на свете! Как прекрасен мир! Невозможно не любить его, и я люблю. Люблю свой край, горжусь им, его историей. Не знать историю, отрицать ее – значит быть Иванами, родства не помнящими. А легенды только украшают историю твоего края.
Примечания:
Айтыс (тюрк.) – песенные состязания в сопровождении домбры
Аул (тюрк.) – село, поселение
Дастархан (тюрк.) - застолье, скатерть (буквальный перевод)
Калым (тюрк.) – выкуп за невесту
Той (тюрк.) - праздник, свадьба 

Эссе о Пушкине

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча, ещё бежит за мельницу ручей…
А. С. Пушкин


Вот и наступил долгожданный октябрь. Пора яркого колорита, переливающихся на теплом осеннем солнце пестрых листьев. Кружась и падая на землю, они устилают землю, образуя золотой ковер. Бывало, идешь по нему, а этот «лиственный наст» шелестит под тобой, словно мыши издают шорох. Смотришь на осенний пейзаж: деревья приобрели самые яркие, необычные краски - озолотился клен, покраснела (интересно, от смущения или стыда?) рябина, только карагач, все еще зеленея, до последнего остается верным лету, хотя и на нем кое-где проглядывают желтые листья. Небо над аллеей казалось прозрачным, редко проплывали облака над головой. И где-то далеко за горами повисла злобная свинцовая туча, окутавшая мраком и тоской всю горную цепь. Казалось бы, что осень – пора скучная, слякотная, тоскливая, такой она воспринимается многими. Кто-то же ее поэтизирует. У Ф.И.Тютчева она «дивная», у Н.А.Некрасова – «славная», а как хорошо сказал И.А.Бунин: « Лес, точно терем расписной…». Но чудотворцем осени стал… Я думаю, вы догадываетесь, о ком я говорю? Конечно, об Александре Сергеевиче Пушкине. Его уже не одно столетие называют «солнцем русской поэзии», который внес свой луч в хмурую, ненастную осень (конечно, не только в ту, что сменяет лето).
Да, каждый воспринимает по-своему осень, так же, как и у него она особенная. Для него нет печали в осени, нет хмурых, тусклых облаков и частых, переменных дождей, есть только долгие, задумчивые, таинственные гуляния по аллее Михайловского, тихие осенние вечера, проведенные в уединении. Именно в эту пору были написаны самые замечательные произведения, наполненные раздумьями, переживаниями и обращением к гармонии природного мира. Представляя, что для Пушкина значит осень, я нахожу отклик своим чувствам и постепенно влюбляюсь в эту «златокрасную пору», как и в произведения великого поэта. Он был верен осени до конца, всегда возвышал ее над всеми временами года, ведь с осенью связаны самые важные события в жизни поэта.
Проходя по аллеям, раскрашенным в пурпурно-бордовые, огненно-красные, рыжие цвета, я внезапно попадаю в мир А. С. Пушкина - да и как иначе: все вокруг говорит его стихами. И вот уже представляется, что вижу его самого, гуляющего меж деревьев, вдыхающего чистый, разреженный воздух осени, запах сырой, пропитанной дождем земли, откуда-то тянущийся запах дыма. Он идет один, высоко подняв ворот пальто, чтобы спрятать лицо и скрыться от злого, осеннего ветра, бьющего прямо в глаза, в руках его перо и записная книжка, видимо, готовится написать новые стихотворения. Не спеша, поэт подходит к лавочке, садится на нее, задумчиво глядит куда-то вдаль, наслаждаясь божественной осенней красотой. Он сидит вполоборота, и я четко вижу греческий профиль великого поэта, курчавые волосы, аристократические руки с длинными музыкальными пальцами. Взгляд его, кажется, охватывает воедино весь чудный мир природы. Чувство природы присуще поэту. Такой простотой и безыскусственностью полны его пейзажные зарисовки, но в то же время проникнуты теплым сочувствием к ней и обнаруживают тонкое понимание ее неяркой и спокойной красоты. А об осени он пишет особенно хорошо, когда создает картины природы в «Евгении Онегине» (здесь все навеяно Михайловским и его окрестностями) и «Осени» (это уже Болдино). К 1833 году, когда оно было написано, «в поэтическом славе Пушкина и причин к равновесию все стихи русской речи… И настала пора внутреннего развития мысли». Именно равновесие «всех стихий», как точно выразился М.Н.Катков, и демонстрировал «Осень» - текст, доведенный до совершенства; текст, объявляющий о рождении новой литературной формы, способной выразить прекрасное и одновременно горькое мгновение. Чтобы яснее представила то, о чем говорит критик, попробуйте представить то время. Середина октября. Лето, судя по стихотворению, выдалось лютым: «…зной, да пыль, да комары, да мухи». Потому и листопад, несмотря на сентябрьские дожди, был быстрым. К тому же постоянно дул жесткий, сухой ветер, от которого все живое стыло. Только он будто черпал в осенней неразберихе физические и духовные силы.
Пока я философствовала, скамейка опустела. Так и не стала я очевидцем
рождения нового стихотворения. Скажете, что чудес не бывает? Бывают. Вот сейчас приду домой, открою томик заветный, и «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой» уведут меня в мир, где «буря мглою небо кроет» и ветер, что могуч, подгоняет стаи туч. Мир, где «счастья нет, но есть покой и воля» и «иные, лучшие мне дороги права».
Это ли не счастье, это ли не чудо?

2 комментария:

  1. Лариса Владимировна13 января 2012 г., 8:32

    Интересные легенды.Автор с большой любовью описывает малую родину.Ярко,красочно,сочно.

    ОтветитьУдалить
  2. Наталья Кирилловна17 января 2012 г., 9:29

    Работа читается на одном дыхании.В небольшой легенде красочно воссоздан колорит края,автор с большой любовью пишет о родной природе.

    ОтветитьУдалить

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: