Наталья Шелаева, Белгородская область, село Шелаево

Я заканчиваю 11 класс. Готовлюсь к поступлению в ВУЗ, мечтаю получить профессию психолога. Занимаюсь в кружке «Юный корреспондент», неоднократно печаталась в школьной газете «Перемена». С отличием окончила художественную школу. Мои увлечения: рисование, книги, японская анимация. Мои любимые книги: И. Ильф и Е. Петров «12 стульев», С.Лукьяненко «Фальшивые зеркала», Г.Остер «Вредные советы», рассказы Э. По. 

Фарфор
Её звали Маргарита. Как и все её соплеменницы, она обязана была носить звучное имя. Что поделаешь... Честно говоря, она была не единственная в своём роде - таких Маргарит существовало ровно четыреста двадцать тысяч. Таков тираж журнала, приложением которого она являлась.

Маргарита - это кукла, симпатичное искусственное существо ростом девятнадцать сантиметров.
Воспоминания у Маргариты не самые насыщенные. Сначала - какой-то человек сноровисто одевает её, отряхивает, приклеивает к ладони искусственные цветы и укладывает в коробку с прозрачной крышкой. Потом - жуткая тряска и темнота, почти всё время - темнота, и иногда - смутные проблески света. Потом - относительное спокойствие, свет, какие-то люди за стеклом, разноцветные бумаги вокруг. Тогда она впервые поняла, что все люди разные, что они действуют самостоятельно и общаются друг с другом. Тогда же она впервые задумалась - чем же куклы отличаются от людей? Кто она? Откуда? Зачем существует? Почему люди не говорят с куклами? Однажды, когда стемнело, она попыталась что-нибудь сказать, как это делают люди. Но ничего не получилось, её губы не размыкались.
Так неподвижно, она пробыла длительное время, но всё же не так долго, как в темноте. День сменялся ночью, сменяли друг друга люди за стеклом - подходили к небольшому окошку, спрашивали что-то у женщины, сидящей по другую сторону стекла. Она брала стопки разноцветных бумаг, лежащих рядом с Маргаритой, отдавала им - они уходили. Первое время Маргарита с интересом слушала их диалоги, но они были настолько коротки и стандартны, что надоели ещё в первый день:
- Здравствуйте, у вас есть свежий номер "Комсомолки"?
- Есть, сегодня привезли.
- Сколько стоит?
- Тридцать два рубля.
- Отлично, давайте...
Такой разговор был едва ли не самым содержательным. Люди подходили к стеклу и рассматривали, что находится за ним. Иногда они обращали внимание и на Маргариту. Чаще всего это были девочки и девушки. Глядя на неё, они улыбались. Улыбки нравились Маргарите, от них человеческие лица сильно менялись, становясь живее, одухотворённее. Но когда их взгляд упирался в маленькую белую бумажку, наклеенную на коробку где-то внизу, у её ног, на лицах мгновенно появлялось сожаление и немного виноватое выражение. Люди или вздыхали, или пожимали плечами, виновато улыбались и уходили.

Мало-помалу Маргарита поняла, что находится там, где торгуют. Но что она делает в этом месте, было непонятно.
"Может, меня продают? Нет, не может быть, я же такая, как и они. Может, я - украшение? Почему они меня так разглядывают? Как странно..."
Однажды к стеклу подошла девушка. Маргарита видела её раньше - девушка, как и все другие, рассматривала её, виновато улыбалась и уходила. Но сейчас она имела целеустремлённый вид и, кажется, даже подмигнула Маргарите.
- Здравствуйте, можно мне "Дамы эпохи"?
- Да, конечно. С вас триста пятьдесят четыре рубля...
- Эх... - девушка порылась в кармане, вытащила оттуда несколько мятых бумажек и протянула их женщине. Последняя перетасовала их, положила в ящик к таким же бумажкам и дала девушке горсть металлических кружков.
"Ей что, так жалко этих бумажек?"
Эта мысль так и осталась недодуманной. Коробку тряхнуло, промелькнули надоевшие разноцветные бумаги, кусочек неба и лицо девушки. Потом - шуршание, и перед глазами оказалось сплошное жёлтое пятно.
"Это значит - меня... Меня купили?! Я - вещь? Вещь?! Выходит, теперь она - моя хозяйка? Хорошо, пусть будет Хозяйка. Что же она со мной будет делать?..."
Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз...
Это порядком поднадоело, но к счастью, продолжалось недолго. Опять тряска и лицо Хозяйки. Она вынимает Маргариту из коробки и придирчиво осматривает со всех сторон.
Что увидела Хозяйка? Милую вещь, сделанную трудолюбивыми жителями Китая.
Бледно-зелёные глаза, нарисованные на не самом качественном фарфоре. Небрежно наложенные румяна. Губы, наспех намеченные вульгарной красной краской. Волосы из самого натурального чёрного нейлона. Чёрная шляпа с пером лимонного цвета. На поверку оказалось, что она намертво приклеена и скрывает дыру на макушке. Одета Маргарита в длинное тёмно-зелёное платье из прекрасного искусственного шёлка, с воланом по нижнему краю. Сверху надет чёрный пиджак с запахом и поясом, с лацканами из того же материала, что и платье, выдаваемый за осеннее пальто. Там, где у одежды должны были быть пуговицы и застёжки, был внушительный слой клея. Чёрные туфли на низком каблуке были не надеты, а просто нарисованы на ногах. На шее Маргариты были бусы из разнокалиберного белого бисера, изображающего жемчуг. К левой руке приклеен букетик пластмассовых жёлтых цветов. Вместо шарниров, полагающихся нормальной кукле, у неё были резинки, натянутые внутри тела. Правая рука была короче левой. Руки, ноги и голова двигались с протяжным скрипом.
Это была настоящая булгаковская Маргарита, такая, какой её впервые увидел Мастер.
Рассмотрев её, Хозяйка улыбнулась, потом вздохнула, нараспев сказала: "Всё равно его не брошу, потому что он хороший...". Маргарите это понравилось, хоть и было немного стыдно - выходит, она хуже остальных, пусть даже Хозяйке это неважно.
Хозяйка нахмурилась, бережно положила её на стол, куда-то ушла и вернулась с пузырьками и баночками в руках.
- Ну, сейчас наведём марафет... Исправим то, что упустили другие.
"Что это она имеет в виду? Исправим? Во мне что-то не так? Значит, она сделает меня красивее? Как? "
Хозяйка повозилась с баночками и взяла в руки Маргариту. Она стала стирать с её лица румяна, водя по нему ватой, смоченной в жидкости с резким запахом. Вата была прохладной, а руки Хозяйки - тёплыми. Румяна оставляли ярко-розовые пятна на белой вате. Потом она стёрла краску с губ, для верности протёрла лицо Маргариты ещё раз и полюбовалась результатом.
- Так, аристократическая бледность - в самый раз для такой благородной девушки. Ещё блеска в глазах - и перед нами идеал...
"Благородная девушка... Идеал... Она хорошо ко мне относится. Жаль, я не могу говорить."
Хозяйка занесла над глазом Маргариты кисточку. С неё упала прозрачная капля - аккурат на глаз. Такая же капля оказалась и на втором глазу. Нельзя сказать, что от этого ей стало хуже - мир вокруг оказался ярче, чем всегда. Глаза заблестели. Хозяйка осторожно подула, чтобы высушить капли лака, улыбнулась и повернула Маргариту к зеркалу.
Однажды Маргарита видела такое стекло, отражающее всё, что появляется перед ним - люди любят в него смотреть, и видела в нём себя. Яркая раскраска, старящая её, исчезла.
Лицо изменилось - стало бледнее, а глаза заблестели.
"Это означает - красивее? Красивее - значит, лучше. Лучше... "
Она снова улыбнулась - теперь уже удовлетворённо - и осторожно поставила Маргариту на полку, напоминающую то место, где она уже находилась до этого.
"А что дальше? Что со мной будет?... Меня купили, но... зачем? Для чего я ей?"
Хозяйка погладила Маргариту по щеке - снова тепло её рук - и ушла.
"И это - всё?..."

***
Потянулись дни, ночи, Маргарита скучала. Правда, Хозяйка уделяла ей внимание - брала с полки, поправляла одежду, иногда даже разговаривала, а однажды взамен бус надела ей на шею кулон в виде геральдической лилии. Это радовало. Но всё же без неё было плохо. И в голове рождались, вертелись и кувыркались самые разные мысли - бессвязные, спутанные, сбивчивые. А что ещё остаётся делать, как не думать, когда ты целыми днями стоишь на полке, смотришь в зеркало, висящее напротив, и почти не видишь Хозяйку?
"Раньше хоть были люди за стеклом, а теперь... только я в стекле. Хотя тогда я была в коробке и меня никто не брал в руки."
Когда Хозяйка проходила мимо полки, Маргарита всегда замечала её взгляд. И каждый раз её удивляло то, насколько красноречивы глаза людей. В своих глазах она всегда видела одно и то же выражение, и оно никогда не менялось. Наверное, Маргарита немного завидовала Хозяйке, которая легко, сама того не понимая, менялась множество раз, становясь то грустной, то весёлой, то скучающей.
"Интересные эти существа - люди. Они могут так много, но, похоже, даже не подозревают об этом... Или просто не понимают?"
А дни шли и шли, и ничто не радовало, и ничто не удивляло, и ничего не менялось. Насыщенная жизнь, ничего не скажешь... Маргарита осознала, что просто является украшением, но это её почему-то не расстраивало. Что плохого в том, что тобой восхищаются?

***
Хозяйка прошла мимо полки, неся в руках нечто, порядком озадачившее Маргариту.
"Минутку... Как? Неужели?"
В её голове пронеслось ещё множество таких мыслей, пока Хозяйка не положила это "нечто" на стол.
Это была...
Это была ещё одна кукла.
Хозяйка взяла Маргариту в руки и поставила её на стол... Зачем? Чтобы она тоже это видела?
Эта кукла сильно отличалась от Маргариты хотя бы тем, что изображала мужчину. Хозяйка сняла с его руки бумажную бирку. Витиеватая надпись готическим шрифтом гласила: "Эверад Рианнор, кукольный маг."
Хозяйка усмехнулась.
- Ну и бредятина! Только магов мне тут не хватало.
Кукольный маг был так вымазан в пыли и паутине, будто очень долго валялся где-нибудь на чердаке. Хотя почему "будто"? Хозяйка и вправду нашла его на чердаке школы. Как он там оказался - большой вопрос, и Хозяйке вряд ли это станет известно.
Слой грязи не скрывал того, что Эверад был, безусловно, ручной работой. Хозяйка долго мучилась, очищая одежду, волосы, стирая пыль и снимая паутину. Где-то, через полчаса она улыбнулась и поставила его рядом с Маргаритой.
Чтобы купить подобную куклу, Хозяйке пришлось бы трудиться полжизни. Да, дорогая штучная работа. Длинные чёрные волосы, явно натуральные. Ярко-красные стеклянные глаза в обрамлении длинных чёрных ресниц. Идеальные черты лица. Чёрная шёлковая рубашка, чёрные брюки, тёмно-красные высокие сапоги с серебряными пряжками, длинный алый плащ с серебряной отстрочкой. И, что сильнее всего бросилось в глаза Маргарите и что её просто поразило - прекрасно отлаженные шарниры. На шее Эверада было серебряное, а может, и не серебряное, ожерелье с маленьким красным камнем, а может, и стекляшкой. Хозяйка дотронулась до ожерелья, ойкнула и отдёрнула руку, не заметив острого шипа под камнем. Она укололась. Камень на пару секунд неярко засветился, но Хозяйка этого не заметила, стирая с пальца капли красной жидкости. Маргарита так и не поняла, что это такое.
Рядом с Эверадом Маргарита выглядела как грубая глиняная поделка. Ставить их на одну полку было, по правде говоря, жестоко. Но, что уж тут поделать - Хозяйке это в почему-то в голову не пришло. Закон подлости - неписанный, но один из самых соблюдаемых законов в мире.
Итак, теперь Маргарита стояла на одной полке с Эверадом.
"Что же теперь? Хозяйка будет относиться к нему так же, как и ко мне? Я... наверное, я... не хочу этого! Я не хочу делить Хозяйку с кем-то!..."
Куклы легко привязываются к своим хозяевам. Любят их, как никогда не любил ни один человек на свете. Преданы, как собаки. И ревнивы, как доны Педро из сериалов.

***
Стемнело. Если бы Маргарита была человеком, её бы до сих пор трясло. Она пристально смотрела в зеркало - в нём как раз отражались они оба, правда, сейчас уже смутно.
"По-моему, Хозяйка поставила нас слишком близко."
Какое-то движение...
Маргарите жутко хотелось повернуть голову, но тут уж ничего не поделаешь, свойства вещей - штука коварная, хотя и редко меняющаяся. Тогда она, ругая темноту неизвестно откуда взявшимися в кукольной голове словами, стала вглядываться в зеркало. Оно отражало такое, что нарисованные брови Маргариты едва не поползли вверх.
Эверад, до этого спокойно стоявший на том месте, куда его определила Хозяйка... зашевелился?! Тряхнул головой, потянулся и сел, свесив ноги с полки.
"ЧТО?! Он может двигаться, как люди!? Невозможно! А почему же я так не могу! Он... Выходит, он не просто кукла!?"
- Фух... Ну и компашка у меня, прям сам себе завидую...
"Так он ещё и говорит?!"
Маг встал и раскованной походкой подошёл к Маргарите. Обошёл вокруг, усмехнулся, помахал ладонью у неё перед лицом и постучал пальцем по её лбу.
- Туки-туки! Есть кто дома? Ты хоть сознанием обладаешь? Мыслишки в голове водятся, а?
"Ещё и издеваешься!?......... "
Вместо многоточия шли слова, значения которых Маргарита не понимала, но точно знала, что употреблять их можно только в случае крайней злости.
- О, всё-таки обладаешь! А лексикончик неслабенький. Где таких слов нахваталась, киса?
"Где нахваталась, там уже такого не знают, рыба!"
И откуда у куклы, вышедшей из полулегальной азиатской мастерской, взялась настолько быстро просыпающаяся индивидуальность?
- Хм... Может, мне тебя немножко помучить? Пытку любопытством не каждый выдержит. Вот ты видишь, что я могу двигаться, хотя и кукла. А если я скажу тебе, что могу сделать так, что и ты сможешь говорить и двигаться? Вижу-вижу, заинтересовалась! Буду вокруг тебя кругами ходить и зубы заговаривать...
"САДИСТ!!!"
- Жутко извиняюсь, просто соблазн так велик, а я уже три года валялся на этом заброшенном чердаке и все эти три года молчал. Думал, изнутри от скуки ссохнусь!
"Я, между прочим, вообще никогда не разговаривала, и жива пока!"
- Да-да, улавливаю эту энергетику нетерпения! Хочется-хочется, всё и сразу! Ладно, я не садист, не буду тебя мучить. Сейчас забегаешь, как миленькая...
Эверад дотронулся до своего ожерелья. Красный камень засветился - в темноте это было особенно заметно. От него отделился тонкий луч и упёрся в лоб Маргариты. Она почувствовала тепло, намного сильнее, чем от рук Хозяйки. Тепло разлилось по всему телу.
Обожжённый фарфор - штука очень непластичная. Но что только не происходит под действием сверхъестественных сил...
Маргарита почувствовала, как её тело словно соединяется с сознанием. Нарисованные глаза моргнули. Огрехи, допущенные мастером, исправлялись, как будто фарфор превратился в пластилин, и из него лепилось нечто очень похожее на то, что было раньше, но в то же время совершенно новое. Пальцы, ранее просто намеченные, разделились. Плотно сомкнутые губы шевельнулись.
Сначала вместо голоса раздался тихий сип. Потом Маргарита всё-таки совладала со своим новым состоянием.
- А-а... я... я говорю?... Ух ты... Здорово...
- Ну, давай, привыкай, осваивай, только быстрее, а то мне поболтать ох как охота. Сейчас невысказанное из ушей полезет...
Маргарита упрямо боролась с тем, что было у неё вместо шарниров, пытаясь пойти. Эверад наблюдал за этим с видом заправского скептика, скрестив руки на груди и склонив голову набок.
- Ты что, людей не видела? Колени сгибать не судьба?
Она попробовала согнуть ногу. Получилось. Между прочим, этого в принципе не могло быть - там, где нога должна была сгибаться, не было шарнира.
- Маленький шаг для куклы, но огромный прыжок для... э-э... если все люди - это человечество, то как назвать всех кукол, а? Хотя ты вроде не на Луну ступила...
Маргарита не ответила. Разобравшись с ногами, она стала ожесточённо отдирать от левой ладони пластмассовый букет.
- Какая-то ты неразговорчивая. Обрати внимание на моё страдание! Пожалей бедного мага, он говорить ужас как хочет!...
- Ладно... - голос всё ещё плохо слушался. - Хочешь говорить - говори. Рассказывай.
Лицо Эверада приобрело выражение продавца, которому показали покупателя с деньгами и без чувства меры.
- Что вас интересует, мадмуазель? О себе, любимом, могу говорить без перерывов и выходных!
Речь начинала утомлять максимумом ненужного и минимумом информации.
- Хочешь - начинай с себя. Представься для начала, что ли.
- И представлюсь! Эверад, клан Рианнор. Кукольный маг, чародей, врачеватель. Такие, как я, даже среди людей почти не встречаются!
- Откуда же ты такой особенный взялся?
- О! Это захватывающая история, можно сказать, даже поучительная! Сделал меня лет этак сто назад Арольдо Рианнор, великий мастер и по совместительству - кукольный маг, чародей, врачеватель...
Маргарита приподняла одну бровь.
- По-моему, ты повторяешься.
- Не перебивай, а то вообще ничего не скажу!
- Ну-ну, я посмотрю, как долго ты продержишься.
- Куклы приобретают характер или от мастера, или от хозяина. Тебя кто делал?
- Не знаю, у меня с воспоминаниями вообще туговато.
- Глаза такие узкие, цвет кожи желтоватый, да?
- Ну... да... откуда ты узнал?
- Такие люди делают почти всех кукол. Значит, твой характер - от хозяйки. Давно ты у неё?
- Как сказать... Дни не считала. Наверное, где-то полгода.
- Она у тебя первая?
- Конечно, разве по-другому может быть?
- Ну, ты даёшь! Язвишь через слово, а такая наивная!
- Какая есть. Ты не отвлекайся, рассказывай дальше. Что значит - врачеватель?
- А то и значит - лечу кукол. Бывает, живёт-живёт куколка, потом бац - с полки упадёт, или там хозяин в плохом настроении её об стенку ударил, - хрясь, дзынь, и уже одна рука в полуметре от другой, ноги выгнуты в другую сторону, а голова вообще укатилась в неизвестном направлении. Вот тут-то и начинается моя работа - одно к одному, и что главное и самое трудное - не приделать правую руку на место левой ноги...
- Хозяин - и об стенку?! Ты с ума сошёл? Моя Хозяйка никогда бы такого не сделала!
- Ты не знаешь людей. Головой об стенку – это самое меньшее, на что они способны.
- Это ты не знаешь Хозяйку! Она так никогда не сделает!
- Я бы на твоем месте доверял только своему создателю. У него-то точно рука не поднимется уничтожить своё творение. Хотя... Если принять во внимание, кто твой создатель, то тебе вообще нельзя доверять никому из людей...
- Не надо мне указывать! Без тебя разберусь, кому доверять, а кому нет. Рассказывай дальше.
- Я и рассказываю. Я был первой удачной куклой, которую создал он, мастер Арольдо. Потом было ещё шестеро - Гриол, Юмоки, Ананра, Ниера, Саттар, Амалеил. Вместе мы были кланом Рианнор - в честь мастера. Он с помощью магии дал нам всё то, что умел сам, и наделил своим характером.
Маргарита улыбнулась.
- Наверное, весело у вас было, если все - с твоим характером.
Эверад тоже расплылся в улыбке.
- Не то слово! Бывало, залезаем все всемером на подоконник, ждём, пока мимо кто-нибудь пройдёт, и как начнём танцевать... Детям это нравилось, а взрослые пугались. Ох, как пугались! Я так смеялся - чуть пополам не треснул. Правда, когда мастер Арольдо об этом узнал, то собрал сломанные игрушки у всех детей города и заставил нас их чинить. Наказание вполне в его духе. Была такая куча - целую неделю разгребались. Потом дети сходились к нашему дому целыми толпами. Золотое было время...
Маргарита прервала его ностальгию, грозившую затянуться на неопределённый срок.
- Если уж ты можешь двигаться, то почему так долго торчал на чердаке?
- Почему-почему... Магия - штука не всесильная. Чтобы двигаться, нужна хотя бы капля человеческой крови. Пока мастер Арольдо был жив - всё было хорошо, спокойно, и таких ограничений не возникало... Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться, а люди имеют дурацкую привычку стариться и умирать, и чаще всего неожиданно. Почти перед смертью мастер предусмотрительно раздал нас разным хозяевам - не разлучать клан было нереально, а наследовать нас было некому. Ох, на скольких хозяев я успел насмотреться!... Почти половина из них такие, что жутко хотелось ночью удрать, сделав этому так называемому хозяину какую-нибудь пакость. Нет, попадались и нормальные люди, но они на этом фоне просто терялись.
- Кровь - это что такое?
- Это такая красная жидкость, которая течёт внутри людей. Они вообще странно устроены, совсем не так как мы. Как вообще можно жить, если ты сделан не из фарфора, а из какой-то мягкой, м-м... субстанции? И ведь живут же!
- Не отвлекайся. Как ты оказался на чердаке?
- Так и оказался, по вине не самого хорошего хозяина. Он был странноват даже для человека - то ли религиозный фанатик, то ли ещё кто-нибудь в этом духе. Увлекался магией, а когда получил меня в наследство - вообще свихнулся и попытался меня оживить. Меня - и оживить! Цирк какой-то!
Эверад грустно усмехнулся.
- Я тебя который раз спрашиваю - как ты попал на чердак?
- С вещами последнего хозяина. Никто не знал, куда их деть, и на время определили на чердак. Ну, как ты понимаешь, ничто так не постоянно, как временное, и я провалялся там три года, пока меня не подобрала твоя хозяйка.
- Ты же можешь двигаться. Что тебе стоило выбраться оттуда?
- Не всё так просто. Я могу двигаться, пока жив тот, чья кровь у меня на ожерелье.
- А я? Твоё колдовство ведь не вечно?
- Молодец, умеешь шевелить мозгами. Пока я не прерву связь между тобой и ожерельем, или пока не умрёт твоя хозяйка, можешь не дёргаться.
- Значит, если с тебя снимут ожерелье, ты потеряешь свою силу?
- Тебе скажи! Никто его не снимет, силёнок не хватит. Да и без ожерелья я вполне могу обойтись, правда, тогда будет больше мороки...
Хотя рассказ был интересным, Маргарите он наскучил. Ей хотелось узнать о людях и о мире, а не о странной биографии Эверада. Поэтому она быстренько сменила тему разговора и всю оставшуюся ночь слушала, слушала и удивлялась. Люди оказались ещё страннее, чем она думала...
Время, как известно, имеет дурной характер: когда не надо, тянется до бесконечности, а когда надо - съёживается, как цветок на морозе.
- ...И главное: ни за что не попадайся на глаза своей хозяйке! Скоро утро, так что нам пора закругляться...
Эверад замер. Теперь ни за что нельзя было сказать, что он несколько минут назад разговаривал с Маргаритой, свесив ноги с полки и оживлённо жестикулируя. Маргарита тоже перестала двигаться и почувствовала, как её тело потеряло пластичность.
День прошёл, как и множество других, с тем лишь отличием, что этот день Маргарита увидела с другой стороны. Вещи, которые удивляли, стали понятными. Хозяйка будто бы стала ближе. Мир, сжатый до одной книжной полки, расширился до таких пределов, которые едва укладывались в голове.
Маргарита ещё никогда так не ждала ночи.

***
Как и вчера, Эверад шевельнулся, покрутил головой и сел. Маргарита напряглась. Тело двинулось, сначала рывками, потом как обычно.
- Ну, что у нас сегодня на повестке ночи? Поход к твоей хозяйке? Зарядка для шарниров? Затяжной прыжок с полки? Благородное занятие для скучающей куклы и прекрасное ощущение полёта в последние секунды жизни!
- Знаешь, я только минуту тебя слушаю, но уже хочу тебя отсюда скинуть.
- Зря! Если я разобьюсь, ты через неделю загнёшься от скуки. По себе знаю, каково не иметь возможности выговориться!
Маргарита не ответила. Что толку спорить с тем, у кого на каждое слово припасен словарный багаж? Тем более если все темы для разговора были израсходованы ещё вчера.
Тем временем Эверад прохаживался вдоль пёстрого ряда книг.
- Что тут наша хозяйка читает? Ох, мать моя глина! "Энциклопедия символов", "Учебник гипноза для начинающих", "Нумерология и хиромантия", "И Цзин", "Чёрная и белая магия", "Практическая эзотерика", "Астрология", "Обереги и талисманы"... Знакомая литература. У моего последнего хозяина я видел книги из той же оперы. Надеюсь, история с оживлением не повторится...
- А я-то как надеюсь!
Маргарита села, свесив ноги с полки - прямо как Эверад вчера. Ей хотелось узнать - так ли это удобно, чтобы каждый раз без надобности гнуть ноги. Оказалось на удивление удобно.
Маг взглянул вниз, но, похоже, не увидел того, что хотел. Тогда он тихо прошипел что-то на непонятном языке (если бы Маргарите вдруг вздумалось поспорить, она бы спокойно поставила свою геральдическую лилию на то, что Эверад выругался.), встал на четвереньки - смотрелось жутковато - и свесился с полки, насколько мог.
- Ты чего это? Если очень хочешь прыгнуть, я и пинка дать могу, не жалко... - Маргарита опасливо взглянула вниз, но ничего интересного не увидела.
Эверад протестующе дёрнул ногой - значит, прыгать ему не очень хотелось.
- Что ты там увидел-то?
Маг оторвался от созерцания неизвестных красот, встал и потряс головой.
- Ох, чуть парик не отклеился и линзы местами не поменялись...
- Ну говори уже!...
- Там у нас ещё один субъект на нижней полке скучает, надо бы его проведать.
Маргарита пыталась вспомнить, что же это за субъект. Других кукол она не видела, правда, и полку со стороны она наблюдала редко. Но, если подумать...
- Ты кого имеешь в виду? Который весь белый и с крыльями?
- Его, родного...
На нижней полке стоял маленький фарфоровый ангел. Маргарита бы и раньше ни за что о нём не вспомнила, не то что сейчас.
- Зачем он тебе?
- Вот мы с тобой сейчас говорим-говорим, а он, бедняга, без движения мучается. Несправедливо ведь!
- Значит, затем же, зачем и я. Такими темпами ты скоро и к Хозяйке начнёшь приставать с разговорами.
- А что? Это идея! И как я раньше не додумался?
Эверад спустил ноги с полки, развернулся и повис на руках. Маргарита не успела испугаться, как негромкий шлепок возвестил об удачном приземлении.
"Он был прав насчёт пытки любопытством..."
Хоть было и страшновато, Маргарита тоже стала на четвереньки и посмотрела вниз.
Было странно видеть наверху то, что всегда было внизу.
- Ага, интересно стало? Он, между нами говоря, тоже обладает сознанием! Спускайся, тоже просмотришь.
- Так я и спустилась! Сам будешь потом мои куски по углам собирать.
Но всё же любопытство - страшная вещь. К тому же была заманчивая перспектива увидеть со стороны, как оживает кукла. Где-то полминуты Маргарита собиралась с духом, ещё минуту ‎пыталась слезть с полки и не упасть. В итоге Эверад, как настоящий джентельмен, помог ей спуститься, правда, при этом ворча: "Ну кто меня за язык тянул? Ну как потом тебя наверх забрасывать? Ну когда люди перестанут ставить кукол на полки?"
Маргарита поправила платье и затянула ослабший пояс пальто - наверное, привычка следить за своим внешним видом шла в комплекте с женским обликом.
- Здравствуйте...
Голос был тоненький и робкий, то есть, по всем признакам - точно не Эверада. Маргарита обернулась.
Белый ангел моргал нарисованными глазками, прижимая к груди здоровенную книгу.
- Тебя как зовут, крылатенький? - спросил маг.
- Ваня... А вы - Эверад и Маргарита, да? Я не хотел подслушивать, это ведь нехорошо, просто так уж получилось...
Маргарита улыбнулась. Ваня ей нравился, он напоминал милого рёбенка.
"И откуда у него такой характер?"
Эверад тоже довольно улыбнулся.
- Не бойся, Ваня! Пока дяденька Эверад здесь, можешь не беспокоиться...
- Не обращай внимания, он всегда такой болтливый.
- Марго, ну что ты мой авторитет опускаешь...
- О-о, какой прогресс, ты соблаговолил-таки назвать меня по имени! А вчера его спросить ты как-то не удосужился!
- Признаю, каюсь. Я узнал твоё имя почти сразу, как проник в сознание, так что не подумал об этом.
Ангел застенчиво шаркнул ножкой.
- Спасибо большое, я думал, вы про меня даже не узнаете.‎ Так странно пытаться двинуться и понимать, что это невозможно...
- Ой, и не говори! По себе знаю! - Эверада веселило то, как Ваня то переминается с ноги на ногу, то теребит белый переплёт книги, то подёргивает белыми с позолотой крыльями.
- На всё воля Божья, вот и я вас по Его воле встретил...
Эверад закатил глаза, уверенный, что сейчас последует длинная лекция на религиозную тему. Но тут Маргарита подала голос:
- Скажи, как долго ты здесь? Что ты знаешь о Хозяйке?
- Я здесь дольше тебя, может быть, года три. Насчёт Хозяйки я знаю столько же, сколько и ты, но могу сказать, что нам с ней крупно повезло. Некоторые люди просто ужасно относятся к куклам... - тут Ваня запнулся и несколько раз моргнул. - ...А она - нет.
Эверад заинтересованно поднял брови.
- А я вижу, что ты об этом много знаешь.
Ваня горестно вздохнул.
- Да.... Таких, как я, было много. Но какой-то человек непонятно зачем разбил всех. Я чудом остался цел - лежал на самом дне коробки, и этому человеку надоело разбивать моих братьев прежде, чем он добрался до меня...
- С людьми такое бывает. По крайней мере, хотя бы ты остался цел. Если это тебя утешит, скажу, что далеко не каждая кукла обладает сознанием.
- Я об этом знаю...
"Ого, вот так херувимчик! А он не так прост, как кажется!"
Маргариту это тоже насторожило.
"Странно... Откуда он знает? Наверное, здесь одна я не имею своих тайн..."
Ангел сложил и расправил крылья, словно проверяя, не отвалятся ли они.
- Знаешь, Эверад... Вчера ты рассказывал Маргарите о своей семье...
- Клане, - поправил его маг.
- Без разницы, ведь клан - это и есть семья. Я хочу спросить - как давно ты их не видел?
- С тех пор, как умер мастер Арольдо... - почти процедил сквозь зубы Эверад. Было видно, что это не самая приятная для него тема.
- А у тебя никогда не возникало желания снова их увидеть? - спросила Маргарита.
Маг неопределённо пожал плечами.
- Иногда возникало. Но я знаю, что если снова их встречу, то уже никогда не смогу покинуть клан. А мне ещё так хочется попутешествовать в мире людей... Люди - странные существа, и за ними так интересно наблюдать...
- Разве оно того стоит?
Ваня посмотрел на Маргариту с уважением.
- Я хотел спросить то же самое.
Эверад усмехнулся.
- Стоит. Однажды мастер Арольдо сказал: "Плоха та кукла, которая ничего не знает о людях." А чем больше я о них узнавал, тем интереснее мне становилось...
Маргариту этот ответ не устроил.
- А как же твой клан?
- А что - клан? Каждый из нас самодостаточен. Главное - я о них не забываю. Сейчас, наверное, мы разошлись так далеко друг от друга, что имеем в своём распоряжении по целой стране...
Ваня как-то странно улыбнулся.
- Гриол - одет в оранжевое, камень ожерелья - цитрин. Юмоки - в жёлтом, ожерелье с янтарём. Ананра - в зелёном, ожерелье с изумрудом. Ниера - в голубом, ожерелье с аквамарином. Саттар - в синем, ожерелье с сапфиром. Амалеил - в фиолетовом, ожерелье с аметистом...
- Ты их видел?!
- Они давно уже вместе, а к так называемой самодостаточности и независимости стремишься только ты один.
Маг открыл и закрыл рот, а потом замахал руками так, что было слышно, как скрипят шарниры:
- Ну, Ваня!... Ну, вестник Божий!... Это ж как надо было!... Ну прямо цензурных слов нет!...
Потом минуты за три он выдал такой набор выражений лица, в котором как раз читались те самые слова, которые были них.
Пока Эверад упражнялся с мимикой, Маргарита спросила ангела:
- Как ты встретил его семью?
Ваня пожал плечами.
- Честно говоря, сам не знаю. Я долго валялся в коробке, потом её сильно трясло, а потом меня нашли они... Весёлая, надо сказать, компания. Оживили, утешили, рассказали о людях. Они жили в магазине, где продавали кукол. И ни одна из них не могла мыслить. А тут ещё одна напасть - тяжело заболел человек, чья кровь была на ожерелье у Ананры. Клан чуть не впал в панику - если он умрёт, то все они останутся без движения...
- Как это? Если магия крови иссякнет только у одного, почему не смогут двигаться все?
Эверад повернул к ним голову, но, поленившись развернуться всем телом. А так как он сидел спиной к Ване и Маргарите, выглядело это так, будто ему свернули шею. Ну, что странно для людей, то нормально для куклы...
- Объясню для незнающих. Если они так задёргались, значит, к тому моменту кровь на ожерелье была только у Ананры. Она же и оживила всех. Раздобыть человеческую кровь не так просто, а если я ещё хоть что-то соображаю, они точно прятались от людей. Удачное место нашли, ничего не скажешь. Где ещё можно спрятаться кукле, как не в кукольном магазине?
- Ты прав. Между человеком и ожерельем существует сильная связь, и когда ему осталось жить меньше дня, они это почувствовали, упаковали меня, прилепили ценник и поставили на прилавок. Я сам попросил об этом - не хотелось оставаться вдали от людей.
- А потом тебя купила Хозяйка?
- Да...
- Занятная история... - задумчиво протянул Эверад. - И как после этого не верить в судьбу?
Ваня благоговейно возвёл глаза к небу.
- На всё воля Господня...
Маг встал и по-хозяйски прошёлся по полке.
- Спорить с ангелом - дело неблагодарное, потому что он всегда прав... О, Марго, посмотри, вон книги лежат, и по ним можно спокойно переходить с полки на полку! А мы тут кукольной гимнастикой занимались...
Маргариту едва не передёрнуло. Пока она висела между полками, уже успела распрощаться со всем на свете.
Эверад резво взобрался по книгам и сказал уже с верхней полки:
- Вы как хотите, а я - на место. И вам советую.
Маргарита ещё немножко поговорила с Ваней и отправилась на свою полку. Вопреки её ожиданиям, Эверад не стоял, а сидел, прислонившись спиной к книгам. Увидев её, он вяло махнул рукой:
- Не спрашивай, имею право поразмышлять о своём...
- О них?
Маг кивнул.
- О ком же ещё...

***
Ночь. День. Снова ночь.
Маргарита охотно моталась с полки на полку, болтая с Ваней. А Эверад уже вторую ночь не подавал признаков движения.
Маргарита постучала его пальцем по лбу.
- Это уже не смешно! Так ты ничего дельного не придумаешь!
Ваня неуклюже влез на верхнюю полку, волоча свою книгу и раздражённо дёргая крыльями.
- Может, не стоит его беспокоить?
- Нет, стоит. Это уж слишком для душевной травмы. Слышал, страдалец? Или ты мне отвечаешь, или я скидываю тебя с полки!
Ангел покачал головой.
- Не делай этого, ибо сказано в Писании: "Не убий" и "Возлюби ближнего как самого себя"...
Эверад этого не выдержал.
- А-а-а! Хватит около меня проповеди читать! Уговорили, вот он я, иду на контакт!
Маргарита улыбнулась Ване.
- Молодец, знаешь, как на него надавить.
Ангел насупился.
- Я не виноват, что он слову Божьему внимать не желает!
- А я не виноват, что когда-то почти год валялся в католической церкви и под завязку наслушался этих слов!
- Да что ты рассказываешь, там же всё на латыни! Как будто ты что-нибудь понимал!
- А ты думаешь, я латынь не знаю?!
Маргарита поняла, что это может продолжаться сколько угодно.
- Да успокойтесь вы! Развели тут дебаты! Эверад, признавайся, какие мысли пришли тебе в голову??
Маг сразу сник.
- Да ничего нового. Мне уже за сотню перевалило, а я всё ещё раздумываю. Пора брать ноги в руки и искать свой клан.
- Да я это тебе сразу могла сказать...
- А мне надо было морально подготовиться!
Ваня пожал плечами.
- Похвально, конечно, что ты это осознал. Ну и как ты собираешься их искать?
Эверад с гордым видом указал на своё ожерелье.
- Магия - и никакого мошенничества. Дождусь подходящего момента и - ходу! Наша хозяйка, конечно, милая девушка, особенно с её привычкой переодеваться рядом с нашей полкой, но больше ничего не остаётся...
Маргарита усмехнулась.
- Ты этого момента можешь ждать, пока Ваня атеистом не станет.
Эверад хитро улыбнулся.
- А вот и нет! Надо слушать, о чём говорят люди, а не о небесных пряниках думать.

***
Коробки. Тряска. Шуршание. Жизнерадостный возглас: "Пока! Может, ещё встретимся!"
Переезд равносилен небольшому стихийному бедствию. Пропажа Эверада не обнаружилась - не зря же он проводил мудрёный ритуал с использованием ожерелья и волоса Хозяйки, призванный стереть её воспоминания о нём.
Ване и Маргарите досталось прекрасное место - на полке около компьютера, такое, что можно было смотреть в монитор. Попадалось много интересного. Ночью Ваня говорил, что это "бесовская машина", но всё равно признавал, что без неё они бы давно уже взвыли от скуки.
"Интересно, как там Эверад? Добрался? Или нет? Может, опять где-нибудь застрял? Ох, опять эта пытка любопытством..."
Ваня считал, что Эверад со своим характером везде прорвётся. В это очень хотелось верить.
Однажды Хозяйка от нечего делать зашла на сайт о куклах. Если бы она обернулась, то очень бы удивилась, видя, как белый фарфоровый ангел и кукла в мрачноватом наряде уставились на одну из фотографий, раскрыв рты и часто моргая.
На ней были куклы, вместе составляющие подобие радуги, каждая - в одежде своего цвета. Ниже было написано:
"Набор из семи кукол неизвестного европейского мастера начала девятнадцатого века. Фарфор, стекло, натуральные волосы, шёлк, кожа, серебро, драгоценные камни. В настоящее время находится в частной коллекции. Предположительная стоимость одной куклы составляет... [страшная цифра], всего набора - ... [вообще астрономическая сумма].
Излишне говорить, кто смотрел с фотографии огромными красными глазами. Маргарита радостно захлопала в ладоши и обняла Ваню. Не будь он из белого фарфора, точно бы покраснел до ушей.
Хозяйка тоже пристально смотрела на фотографию. Одна из кукол определённо казалась ей смутно знакомой...

P. S. Люди, будьте поосторожней с куклами.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Здесь можно оставить отзыв о конкурсной работе участника: